Архив метки: Вивризм

мулета

Виврист в русском аду

Идеолог концептуализма Толстый отрекся от самого себя, чтобы до­казать, что искусство и жизнь – экзи­стенциальные синонимы

Впервые напечатано в журнале «Литературный европеец» (№ 181 за 2013 год)

Если начать рассказывать творческую биографию Толстого (Владимира Котлярова) подробно, перечисляя все им сде­ланное, то рискуешь никогда не закон­чить. Бывали времена, когда Толстый по несколько раз в день шокировал народ своими вивристическими визуансами, каждый скрупулезно фиксируя и доку­ментируя в виде манифестов и фотогра­фий и помещая в анналы современного трансавангарда – как любил называть то, что он делал, сам автор. Толстый старался жить по принципу мгновение – документ – поступок, причем все три компонента были обязательны. Каждое мгновение жизни современного художника обязано быть документально запротоколирова­но. Иначе ни о каком «культурном пла­сте» и речи быть не может.

С самого начала своего знакомства с современным искусством Толстый по­ставил цель очистить его от циников, прагматиков и коммерсантов. Недаром родители считали его неисправимым романтиком. Главным оружием он вы­брал вивризм (от французского vivre – жить), который родил и выстрадал це­ной всей своей скандальной жизни. Читать далее

Т3

Новая гениальность вивриста Толстого

Впервые напечатано в каталоге выставки в ГЦСИ «Палитра Толстого», посвященной 70-летнему юбилею гения (2007 год)

Первым был Иисус Христос. Второе место по праву принадлежит Толстому, который через два тысячелетия после величайшего и до сих пор так и не превзойденного перформанса осмелился напомнить, что творчество и в наши дни по-прежнему остается квинтэссенцией веры, идеалов и убеждений, и поэтому художник обязан отвечать за то, что он делает, ни больше, ни меньше чем собственной жизнью, судьбой, биографией, кармой. Его кредо, взорвавшее привычный ход вещей, дорого ему обошлось. Такое сегодня не прощается.

О творческих открытиях мирового значения и подвигах Толстого слава Богу знают все. Поэтому то, что его почти не прославляют на его родине, на которую он так беззаветно молится, позволяет сделать вывод, что против него сплетен самый жестокий и циничный из всех заговоров – молчания. Не секрет, что слишком большое количество влиятельных господ активно не заинтересовано в том, чтобы в России возродился свой собственный, опирающийся на духовную традицию авторского самопожертвования современный авангард.

Читать далее

Толстый2

Евангелие от Дуды

Эскиз жизнеописания Толстого в контексте сквата

Впервые опубликовано в семейном альбоме Мулета-Скват в 1992 году

В скват приходят пешком и подъезжают на лимузинах, чтобы искать убежища или развлечений, грешить и каяться, блудить и очищаться. Скват – абсолютный синоним вивризма, неотъемлемая его часть и мощная подпитка. Оазис абсолютной свободы и источник нового, современного отношения к культуре. Храм и мастерская. Бордель и молельня. Вполне социалистическое общежитие муз, богов, художников и животных. Во всяком случае таким скват открывается постороннему, дилетанскому взгляду.

В скват стремятся все, но пускают туда избранных. Первой освоила его интернациональная парижская богема, тут же деловито разделив захваченные пространства на вполне комфортабельные ячейки. «Иностранный» скват за неимением иных образцов инстинктивно скопировал буржуазные ценности (андеграунд слишком долго отличался от официальщины лишь уровнем эстетизма). Все шло как по маслу и все были довольны. Но чего-то не хватало.

Читать далее