Архив рубрики: Поток сознания

Когда в хрущевско-оттепельной Программе КПСС 1961 года партия торжественно провозгласила, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме, то у кремлевских стратегов были на то все основания. Был просчитан потенциал материально-технической базы СССР и социалистических стран, определены направления развития, призванные с избытком обеспечить товарами и продуктами питания всех граждан соцлагеря, а главное – вычислены сроки, за которые советское народное хозяйство достигнет такого уровня производства, чтобы полностью удовлетворить запросы населения и соответствовать мировым потребительским стандартам. Трудящиеся оживились и возликовали. Наконец-то абстрактные рассуждения об обществе всеобщего изобилия и справедливости обрели конкретное воплощение. Ждать оставалось всего каких-то лет двадцать.

Всенародному энтузиазму не было предела. Молодежь рванула на возникавшие по всей стране как грибы после дождя стройки народного хозяйства. Колхозники активно включились в борьбу за невиданные урожаи. Рабочие брали обязательства в разы перевыполнить спущенные сверху производственные планы. В моду вошла романтика великих свершений, овладевшая умами миллионов.

К сожалению, мы знаем, чем в итоге обернулись прекрасные порывы. Мечту о коммунизме обесценили и уничтожили. Основная вина лежит, во-первых, на либеральной фронде в окружении Хрущева. Многие ведущие советские экономисты, сотрудники ЦК КПСС, чиновники помельче, поездившие по сытым заграницам и ополоумевшие от тамошнего «изобилия», в узком кругу называли великого утописта Хрущева придурком. Они ни на секунду не верили, что в дикой, темной и бесперспективной с их точки зрения России можно создать что-то похожее на европейскую цивилизацию. Само собой, они возглавили внутренний саботаж и делали все, чтобы созидательная энергия масс уходила в свисток.

Во-вторых, ответственность за компрометацию идеи коммунизма лежит на творческой интеллигенции. Практически все авторы патриотического направления в культуре за редчайшими исключениями внутренне цинично ухмылялись, оправдывая свою подключенность к госзаказу не идейными соображениями, а возможностью заработать большие деньги.

В-третьих, стоит учесть подрывную работу со стороны в огромных количествах возвращавшихся из лагерей деклассированных элементов, гопников, шпаны. Их влияние в низовых народных пластах сыграло свою пагубную роль. Понятно, что они были резко настроены против всей советской государственной системы.

В-четвертых, нельзя недооценивать образ жизни фарцовщиков, стиляг и тунеядцев, прельстивший своей вальяжностью немало талантливой молодежи.

В результате совместных усилий упомянутых групп населения мысль о коммунизме в СССР была спущена на тормозах.

Тем не менее дело, конечно, не столько в коммунизме, сколько в технологии кастрации сознания. Для меня коммунизм всегда был и остается квинтэссенцией, сутью, воплощением мечты как таковой. А о чем еще мечтать человеку разумному и достигшему определенных духовных высот, как не о будущем. А с чем еще связаны высокие мечты о будущем, как не с коммунизмом. Подумайте как следует. И вы убедитесь, что других идеальных объектов и целей, которые бы олицетворяли будущее как таковое – в его наиболее обобщенном и романтическом виде просто не существует.

Конечно, можно потратить всю жизнь на то, чтобы мечтать о своей жилплощади, о престижной тачке, о деликатесной жратве, о стильных девушках и еще Бог знает о скольких мирских и материальных соблазнах, усладах и утехах. Но разве повернется язык назвать мечты такого полета высокими? Впрочем, для кого как.

Трагедия в том, что вместе с мечтой о коммунизме из людей вытравили способность мечтать. Восторжествовавшее прагматичное, утилитарное мироощущение изуродовало человеческий менталитет, вырезав из него страсть к феерической утопии, стремление к по-настоящему великим целям и порывам, заменив их на бессмысленное пребывание среди бесконечного каскада сиюминутных завлекаловок.

Совершенно очевидно, что сегодняшняя реальность на наших глазах становится все более убогой и однообразной. Дело в том, что согласно законам метафизики мир, космос, вселенная  в определенной степени существуют в человеческом воображении. То же можно сказать и о мире потустороннем, невидимом. И вот, глядя на окружающий ландшафт, начинаешь понимать связь всего, что вокруг нас, с человеческой фантазией. Если способность человека создавать фантастические миры и утопии энтропирует, уходит в никуда, в хаос, в космическую пыль, то становится объяснимым отсутствие в нашей повседневности всего, что вызывает чувство позитивного, созидательного удивления и изумления. Конечно, шокирующих негативных деструкций хоть отбавляй, но и они уже приелись. Речь идет о романтических миражах. Увы, современные прагматики о таких материях вообще понятия не имеют. Так что с духовными излишествами человечеству можно распрощаться навсегда.

А все началось с коммунизма. Все как всегда. Метили в КПСС – попали в Россию. Решили типа скомпрометировать светлое будущее – убили человеческую мечту о возможности духовных перспектив. Все жалуются, что будущего нет – мол, его отняли. Под будущим прагматики-материалисты имеют в виду социальные лифты. Господь с ними, социальными лифтами. На самом деле ситуация куда печальнее. Отныне будущего вообще нет – ни как духовной сферы, ни как объективной реальности, которая вырастает из роскоши человеческих фантазий. Как говорится, приплыли.

Жизнь и история Христа – слишком точна и естественна, чтобы быть придуманной. Человеческому разуму не по силам сочинять такие всеохватывающие и совершенные тексты, вмещающие в себя все, о чем возможно помыслить. Все равно, что считать мироздание с его сложнейшей продуманностью и целесообразностью «продуктом эволюции» – мол, все появилось само собой, одно возникало из другого в силу необходимости. Увы, природа, как всякая материя, по своей сути мертва и не способна ничего творить. И только Бог наделяет ее жизнью и возможностью «эволюционировать». Так и человек, как часть природы и ее продукт, слишком несовершенен, чтобы управлять вселенной. Зато человек, как образ и подобие Творца, способен осознать глубину и величие Высшего Замысла и стараться ему соответствовать. Бог рано или поздно должен был принять человеческое обличье, чтобы освободить потомков Адама от неопределенности их положения на земле, от невозможности получить ответ на самый важный вопрос. Для чего мы здесь, и если ради спасения души, то в чем его суть. До Христа люди руководствовались догадками, предчувствиями, интуицией и стремлением выжить физически. Христос явился в человеческом теле, чтобы на собственном примере показать, что победа над смертью означает победу над своей греховной природой. И что и то, и другое возможно только через страдание – как единственное состояние человеческой души, которое способно подтвердить свою подлинность, реальность. Все, в чем не присутствует страдание, иллюзорно, сомнительно, а главное – абсолютно бессмысленно, поскольку только готовность человека пострадать за что-то, служит доказательством момента истины. Вы правы только в том случае, если, оказавшись перед выбором между отказом от своих святынь или убеждений с последующим сохранением жизни и смертной казнью, вы безоговорочно выбираете второе. Иначе все ваши святыни и убеждения – абстракция, блеф и иллюзия. Отсюда и принцип жертвенности, лежащий в основе мироздания, согласно которому только кровь способна пресуществить иллюзию в реальность, придать смысл всему, что происходит в материальном и духовном космосе.

Сегодня походил по доживающему последние месяцы ЦДХ. Общеизвестно, что в сегодняшнем мире постмодерна воровство в чести. Кто больше наворовал – тот и успешен.  Участь же мелких воришек незавидна. Их безжалостно наказывают – например, дают сроки. А крупных наоборот – ставят в пример. Мол, удачно и с умом распорядился активами. Что поделаешь, социум всегда и во все эпохи был плутократичен. Материя – она по своей природе инфицирована «злом».  Но вот что касается сферы духа, и в частности – искусства. Тут, казалось бы, чистый идеализм и все на виду. Произведение говорит само за себя. Его за банковскими счетами не спрячешь. Ан не тут-то было. В современном искусстве правит бал все то же тотальное, неприкрытое воровство. Причем кто из художников больше наворовал – тот более привлекателен для кураторов. Его раскручивают и продают за большие деньги. Сегодня, побродив по ЦДХ, я понял, в чем трагедия мелких воришек, то есть художников-неудачников. В том, что они наворовали и продолжают воровать по-мелкому. У них не хватает наглости украсть что-то солидное и фундаментальное – типа какой-нибудь отрасли промышленности. Они, как простые уличные ханыги, просто идут и подбирают все, что бросается в глаза, что валяется на дороге. По простоте душевной они не комплексуют и не парятся – мол, мы люди не местные, академиев не кончали, поэтому малюем как можем. Благо идеи – они всегда, повторяю, на виду, причем в сегодняшнем перенасыщенном информацией мире их так много, что хватит на всех. Вот таких простаков и наказывают – тем, что не замечают, не раскручивают, не допускают на территорию арт-рынка. То ли дело маститые, крупные воры – для них даже термин придумали – цитирование. Мол, какое богатое цитирование. Отсюда вывод, что в мире постмодерна ценятся не идеи, а умение грамотно воровать. И чем богаче и изощреннее «цитирование», тем больше автору почет и уважение. Крупных акул арт-рынка даже обслуживает целая свита идеологов, которые придумывают специальные термины – типа игра смыслами, использование когнитивно-концептуально-семиотических метафор, гипертекст, аллюзии, доминирование копии над подлинником и так до бесконечности. Мелким же воришкам не достается ничего кроме банальных презрительно-снисходительных упреков во «вторичности» и «плагиате». Типа, тень, знай свое место.

Увы, какой социум – такое и искусство.