Архив метки: Поэзия

Gubanov6

Памяти Леонида Губанова

Впервые напечатано в семейном альбоме Мулета Б

Как всегда в этой несуразной стране, решив красным словцом обо­значить похороны посредственного литературного функционера, поспеш­но и невпопад ляпнули, что солнце русской поэзии закатилось. На самом деле в то время оно едва поднималось над горизонтом. Еще предстояла грандиозность Северянина, Клюева, Блока, Маяковского, но для маги­ческой завершенности пентаграммы мифотворчества понадобилось явление и смерть Ле­нечки Губанова.

Солнце русской поэзии закатилось! И о как избранны те, кому по­счастливилось приобщиться к последнему потоку его огня!

На сей раз испепеляющая божественность светила ощущалась более чем реально, и те, кто заказывали музыку, предпочли держаться подаль­ше, воровато урывая по лучику на добротный загар для своих свинячьих туш. Читать далее

мулета

Виврист в русском аду

Идеолог концептуализма Толстый отрекся от самого себя, чтобы до­казать, что искусство и жизнь – экзи­стенциальные синонимы

Впервые напечатано в журнале «Литературный европеец» (№ 181 за 2013 год)

Если начать рассказывать творческую биографию Толстого (Владимира Котлярова) подробно, перечисляя все им сде­ланное, то рискуешь никогда не закон­чить. Бывали времена, когда Толстый по несколько раз в день шокировал народ своими вивристическими визуансами, каждый скрупулезно фиксируя и доку­ментируя в виде манифестов и фотогра­фий и помещая в анналы современного трансавангарда – как любил называть то, что он делал, сам автор. Толстый старался жить по принципу мгновение – документ – поступок, причем все три компонента были обязательны. Каждое мгновение жизни современного художника обязано быть документально запротоколирова­но. Иначе ни о каком «культурном пла­сте» и речи быть не может.

С самого начала своего знакомства с современным искусством Толстый по­ставил цель очистить его от циников, прагматиков и коммерсантов. Недаром родители считали его неисправимым романтиком. Главным оружием он вы­брал вивризм (от французского vivre – жить), который родил и выстрадал це­ной всей своей скандальной жизни. Читать далее

Девчонкам шестидесятых

Распахните шире сердца и двери!
К нам возвращаются
шестидесятые годы!
А значит, мы вынуждены
раз и навсегда подвергнуть
каждого из тех,
с кем нам приходится общаться,
тесту на совковость
и навечно вычеркнуть
из своих телефонных книжек всех,
кто оказался
не по нашу сторону баррикад.

Читать далее