Архив рубрики: Каскад эмоций. Записные книжки 2005 года

Какие религии останутся в будущем? Видимо, такие:
1. Религия гламура (тут, думаю, все понятно).
2. Религия техники – от цифровых технологий до автомобиля как предмета фетиша.
3. Религия науки (клонирование, достижение физического бессмертия, создание искусственного интеллекта).

Ночная пьянка в компании молодого поколения политологов, пишущих для ведущих изданий. Тема обсуждения – кто развалил СССР. Один на полном серьезе говорит:

– СССР развалила Валерия Новодворская.

Осмеливаюсь возразить:

– Не много ли для нее чести?

В ответ – возмущение:

– Но ее же арестовывали, держали в КПЗ.

Пытаюсь напомнить о диссидентах 60-х, в частности, о Володе Буковском и его единомышленниках, о чтениях стихов с политическими манифестациями на площади Маяковского, о московском молодежном фестивале 1957 года и последовавших за ним американских выставках в Сокольниках, о Юре Галанскове, Синявском с Даниэлем, Солженицыне и Сахарове, о новочеркасском расстреле, Венгрии и Чехословакии, о либеральной оппозиции во властных структурах, о пражском журнале «Проблемы мира и социализма», о безнадежно неэффективной экономике, о двойных стандартах, повлекших за собой раскол партии и общества на чистых и нечистых, когда одним разрешают, скажем, слушать Галича и читать Солженицына, а другим запрещают. Наконец о массовой моде на антисоветскую браваду и тотальном неприятии интеллигенцией советских ценностей.

– Например, я несколько раз проводил летние каникулы в знаменитом пионерском лагере ЦК КПСС «Звенигородка» для детей партноменклатуры, – привожу им пример. – Там никто никогда не носил пионерских галстуков, не было обязательных для всех пионерских лагерей линеек, вообще никаких намеков на «идеологические» мероприятия. От привилегированных «пионеров» требовалось только приходить в столовую на завтрак, обед, полдник и ужин. А остальное время все были предоставлены самим себе. Можете представить, что творилось в среде свободных от какой бы то ни было опеки юных мажоров. И такое происходило в недрах ЦК КПСС, призванной служить образцом идеологической чистоты. Долго ли могла процветать система, основанная на откровенном цинизме и двойных стандартах?

Печально то, что аудитория смотрела на меня с вытаращенными от удивления глазами, как будто я говорил о чем-то по меньшей мере инопланетном. Само собой, ни о чем подобном присутствующие даже не слышали. В конце концов кто-то снисходительно заметил:

– Мы проверим вашу информацию.

Впервые за всю послевоенную историю Франции как европейской страны ее граждане поняли, что их правительство не в состоянии их защитить. Когда-то в шестидесятые годы один сумасшедший психиатр, выпивая со мной, по пьянке поделился, по его словам, «своей главной мечтой жизни».

– Вот бы взять из роддома новорожденного младенца, – сладострастно расписывал он свой «замысел», – от которого отказались родители, поселить его где-нибудь в полной изоляции от внешнего мира, чтобы он вообще никогда не общался ни с одним живым человеком, и каждую минуту внушать ему, что он король мироздания и ему обязано поклоняться все население земного шара. А лет этак в двадцать выпустить его в совковую действительность и понаблюдать, до какой степени сломается его психика.

Вспомнилось почему-то в связи с тем, что переживают сейчас французы.

Из всех искусств для нас важнейшим являются финансовые потоки.

Одичав от одиночества и непонимания, позвонил в некое Московское землячество народов Азии и Востока. Представился, рассказал о себе. Сказал, что готов удочерить девчонку азиатской внешности лет четырнадцати. Там записали мои данные, сказали, что все реально, но надо подождать, пока они проверят мое материальное положение и жилищные условия. Я сказал, что материального положения нет, жилищные условия скудные, к тому же я вряд ли имею основания называться полноценным азиатом, но девчонка не прогадает, потому что будет вращаться среди стильных и продвинутых людей. А там посмотрим. Они сказали, что я все говорю правильно, но надо все равно подождать, пока подыщут подходящую девчонку. Я спросил, сколько мне ждать. Они ответили, что уж месяц точно. Я выразил надежду, что не больше. Они сказали, что да, не больше. На том и порешили.

Сегодня утром позвонил старой знакомой – хозяйке известного брачного агентства и клуба знакомств. Когда-то несколько раз брал у нее интервью для разных изданий. В результате она продолжает относиться ко мне с симпатией. Пожаловался, что устал от непонимания и одиночества, поэтому кто как не она способна помочь мне разобраться с самим собой, а заодно в тонкостях современных взаимоотношений между людьми. Она пригласила пообедать в ресторане «Пушкин». Сказала, чтобы я ждал ее у входа. Подъехала на иномарке, заказала себе бутылку дорогого красного вина, которую выпила на две трети. Я попросил триста граммов водки. Ели салаты, солянку, осетрину и т.д.

Разговор оказался для меня полезным. Я начал издалека. Сказал, что как только оказался без денег, у меня почти сразу исчез некий мистический дар, которым я в какой-то мере обладал. Не буду хвастаться, но еще совсем недавно я мог хотя бы немного предвидеть будущее, осуществлять, казалось бы, неосуществимые желания, манипулировать собеседниками, владел основами бытовой магии, умел исцелять несложные болезни, снимать боль, без особого труда охмурять и даже привораживать девчонок. И вдруг в одночасье все исчезло. Причем совпало с потерей материального благополучия. Смотрю в будущее – и ничего не в состоянии разглядеть. Попытки найти заработок и установить связи с влиятельными людьми кончаются ничем. Все более-менее солидные знакомые от меня резко отвернулись.

– Неужели, – спрашиваю, – деньги и в самом деле сегодня обладают такой мощной магической силой, что с их исчезновением для человека заканчивается жизнь?

– А ты думал иначе? – подтвердила она мои подозрения.

Дальше я спросил, что мне делать в такой ситуации. Намекнул, есть ли у меня шанс встретить девушку, которой был бы интересен умный, но не слишком удачливый собеседник.

И тут она прочла мне целую лекцию.

– Дело в том, – объяснила моя приятельница, – что такого понятия как одиночество в XXI веке не существует. Люди обращаются ко мне не для того, чтобы найти «свою вторую половину», а исключительно с целью поправить свое материальное положение или же элементарно развлечься, разнообразить жизнь, приятно провести время. В действительности же никто никому давно не нужен. Человек человеку – обуза. Все хотят независимости. И только ты, видимо, остался на всю Москву один такой мудак, который по инерции продолжает париться над несуществующими проблемами. Что касается денег, то да, я считаю, что с их потерей есть два выхода. Либо попытаться их добыть любой ценой. Либо, если не удастся, покончить жизнь самоубийством. Впрочем, у тебя есть маленький шанс. Собери последние силы, постарайся хотя бы на короткое время вернуть себе свой магический дар и приворожи какую-нибудь симпатичную девчонку. Дело в том, что современная молодежь умеет зарабатывать. Причем начиная с самого раннего возраста. Если она тобой не на шутку увлечется (а на пылкие и романтические чувства сегодня все еще способны только совсем юные девушки), то достанет денег и для себя, и для тебя.

Я печально вздохнул и сказал, что вряд ли осмелюсь без денег подойти к девчонке. Что-то во мне необратимо умерло. Может, я и ошибаюсь, но мне так кажется.

– Тогда твоя ситуация безнадежна, – улыбнулась она.

Мы еще немного поболтали о пустяках. Потом она расплатилась, и я проводил ее до машины.

Когда Кремль, МВД, ФСБ и правительство уверяют нас в том, что ситуация на Кавказе находится «под контролем», они, как ни странно, не лукавят. Потому что задача силовых структур любого государства состоит именно в том, чтобы отслеживать развитие событий как на своей территории, так и за ее пределами (причем по возможности как можно более отдаленными), а особенно в проблемных точках. А вот вмешиваться или нет зависит от слишком многих обстоятельств. Подчас у власти просто отсутствуют возможности совершать какие-либо действия, чтобы чему-то помешать, или же она просто не считает нужным суетиться по мелочам, находя для себя более весомую выгоду в продолжении «игры» – например сымитировать ситуацию со сдачей на милость победителя. Неспроста «масоны» всех мастей и уровней считают своей первоочередной стратегической целью именно взять в свои руки контроль над чем-либо (по возможности над всем мирозданием), и только потом думать и решать, реагировать или притвориться чайниками и делать вид, что все пущено на самотек. Так что в XXI веке главное, стратегическое – держать руку на пульсе, внедряться в ряды противника. А все остальное – тактические мелочи и детали.

Случилось, пожалуй, самое неприятное из того, что могло случиться. Вчера треснули обе подошвы моих единственных ботинок, в которых можно ходить в слякоть. У меня есть еще кеды, но в них по слякоти не походишь. Теперь ноги промокают насквозь в первые же секунды, как только выйдешь на улицу. А ведь я ботинки когда-то, когда был богатым, покупал в «Обуви XXI века» около ГУМа. И там мне сказали, что дают гарантию на всю мою оставшуюся жизнь, что они не прохудятся. Но бумажку я не сохранил, да и магазин тот закрылся. Понятно, что в ближайшие месяцы ботинок мне не купить. Не знаю даже как поступить. Ходить ведь надо. Придется наматывать на ноги поверх носков как портянки пластиковые пакеты. Вспомнил, как однажды в Париже в середине восьмидесятых накануне моего отъезда в Москву Хвост привел меня на какой-то склад, заваленный всяким барахлом – причем вполне модным. Он сказал, что можно брать чего я захочу и сколько угодно, причем совершенно бесплатно. Сюда якобы приходят всякие малоимущие люди, чтобы взять себе одежду и обувь. Но почему-то кроме нас в огромном помещении никого не было. Видимо, шмоток было столько, что их не успевали разбирать. Я тогда набил несколько огромных сумок, привез в Москву и чуть ли не полгода раздавал всем знакомым бесплатно что кому понравится. Увы, в Москве такого склада нет.

Меня ужасно раздражает, если что-то заранее анонсированное внезапно обрывается, не доводится до логического завершения и вообще кончается ничем – как бы растворяется в воздухе. Например, всю осень «Известия» с жаром «разоблачали» господина Грабового, который обещал к 10-му (кажется) октября воскресить каких-то там детей. Журналист поклялся, что 11 октября напишет разгромный обличительный очерк о том, что никаких детей Грабовой не воскресил. Но вот уже год кончается, а никакого «разоблачения» нет и в помине. Получается, что либо Грабовой детей все же воскресил и посрамленный журналист заткнулся, либо кто-то закачал сумасшедшие бабки за «снятие проблемы».

Или еще пример (правда, масштабом помельче). Недавно состоялась лекция ЕВГ. Все его продвинутые последователи из социальных сетей ее рекламировали и анонсировали, как будто им заплатили как минимум по штуке баксов. И вот встреча с кумиром состоялась – и ни одного(!) отклика ни в одной из сетей. Я лично там не был, но хотелось бы знать впечатления молодежи от встречи с прекрасным. А как узнать, если молодежь не пишет отклики? Неужели молодежь настолько ошарашена, что не может прийти в себя? Может быть, ей нужно время, чтобы осмыслить всю метафизическую глубину головинских бездн, и когда все очухаются, то нас ждет целый каскад откликов?

Нищета вынуждает на новогодние праздники каникулы временно переселиться в страну чудес молочных. Одна благотворительная организация пообещала мне оказать перед Новым годом помощь в 200 баксов. Но вчера сказала, что может перечислить только безналичными на карточку. В сберкассе сказали, что карточку надо ждать 10 дней. Благотворители сказали, что ничего не могут поделать. Так я остался без гроша. Когда вернусь, объявлюсь. Всем добрым людям – удачи (хотя, если честно, я таких давно не встречал, особенно когда оказался в трудной ситуации). Другая Россия – всё! Остальное – ничто!

Вдруг стали нестерпимо, до ненависти раздражать Деды Морозы и Санта-Клаусы. Видимо, все же что-то радикальным образом изменилось в мире. Новогодняя атрибутика как-то резко себя изжила и из доставляющей приятные эмоции превратилась в нечто прямо противоположное. От бесконечных елочек с игрушками уже тошнит и хочется блевать. Снегурочки не только не возбуждают (как раньше), но вызывают рвотные позывы. Уверен, что не я один испытываю аналогичные ощущения. Почему-то кажется, что количество проданных билетов на елки по сравнению с прошлыми годами обязательно сократится.

 

Допустим, есть бутылка водки. Пока на нее не наклеена этикетка, она – ничто. Просто водка, которой вокруг – море, и поэтому ее ценность равна нулю. Но как только мы наклеиваем на бутылку этикетку (водка «Демократическая», «Ленинская», «Монархическая», «Православная» и т. д.), то сразу же водка приобретает то метафизическое качество и ценность, которые ей придадут те или иные идеологи. Следовательно, ее воздействие на массы перестает быть нейтральным. Оно сразу же становится строго целенаправленным, результативным и эффективным.

Допустим, есть голая девчонка. Одна из миллионов. И пока она не закричит, допустим, либо «Да, смерть!» либо «Смерть коммунистам!» или что-то вроде «Долой советскую власть!», она не представляет никакой ценности, она – ничто. Пусть что угодно кричит, лишь бы наклеила на себя какую-нибудь этикетку. И тогда ее можно будет воспринимать всерьез и думать, стоит ли с ней иметь дело.

Я к тому, что вокруг полно нейтральных, не охваченных какой-либо из идеологий субстанций (от бутылок до девчонок). И тот, кто быстрее других наклеит на них свои этикетки, застолбив их за собой, тот и выиграет идеологическую гонку вооружений. Остальное – суета сует.
Так что, девчонки, быстрее определяйтесь с ориентацией. Поверьте, пройдет год, все еще больше «поумнеют» – и в «нейтральном» состоянии вы уже не будете никого интересовать. Разве что сутенеров.

А все потому, что даже гламура в чистом виде скоро тоже не будет. Гламур растащат по идеологиям. После чего начнется настоящая гламурная гражданская война.

Никогда не понимал, почему простым людям с маниакальным упорством (всякие газеты, журналы и телевидение) навязывают мысль, что у богатых людей часто случаются депрессии. Откровенное вранье. Да лучшего средства от депрессии, чем быть богатым, в нашем подлунном мире пока не существует. Я мысленно обозрел сегодняшнюю жизненную ситуацию всех своих знакомых, включая самых далеких (что-то получилось тысячи полторы человек). Выяснилось, что все(!) они успешно вписались в контекст общества потребления, все счастливы, богаты, успешны (в разной степени, конечно), а главное – жизнерадостны, веселы и оптимистичны. Вообще наслаждаются каждой прожитой минутой. И только я один такой грустный и невезучий из всей моей обширной телефонной книжки (но кому-то, видимо, надо быть исключением, которое подтверждает правило – таковы законы логики и диалектики мироздания). Сегодняшняя тенденция к всеобщему восприятию жизни как сплошному восторгу при полном отсутствии проблем на все сто процентов совпадает с выводами социологов о том, что благосостояние народа растет бешеными темпами, вследствие чего такое явление как депрессия уже практически исчезло из контекста современной российской жизни. Посмотрите, как все вокруг только и делают, что отрываются на полную катушку. Элитарные клубы, круизные теплоходы, солярии, бассейны, салоны красоты и парикмахерские переполнены (а ведь в них совсем нет места скуке и пессимизму). Потому что народ сейчас может позволить себе поистине все. Так что, мои юные гипотетические друзья, только деньги, как я не раз подчеркивал, и есть та магическая субстанция, которая превращает вялый биологический процесс в полнокровную жизнь.

Вчера надо было выйти по делам из дома непривычно рано – часов в семь утра. Иду к метро, а навстречу – нескончаемый поток девчонок, причем совсем юных, лет даже десяти. Я подумал: «Господи, за что девчонкам такое наказание – рано утром вставать и куда-то идти (видимо, они шли чему-то учиться)?» Я убежден, что девчонки должны спать допоздна, как минимум часов до двенадцати. Сегодняшняя власть творит сущий садизм, заставляя юные ангельские создания вставать в шесть утра. Мальчишки – другое дело. Они, как будущие защитники отечества, просто обязаны просыпаться спозаранку, делать зарядку, обливаться холодной водой, закаляться и все такое. И я решил, что если когда-нибудь приду к власти, то первым делом издам закон, по которому все мальчишки будут учиться в первую смену, а все девчонки – во вторую. Таким образом можно будет убить двух зайцев. Мальчишки во время учебы не будут отвлекаться на девчонок и соответственно эффективнее приобретать знания. А девчонки будут нежиться в постели до середины дня, как и подобает гламурным небожительницам.

Кстати, книгу «5 декабря 1965 года» я все-таки купил. Она меня нисколько не разочаровала, и даже обрадовала своей точностью. Выжато и проанализировано максимум из минимума (хотя, конечно, до масштаба «Мы предчувствие, предтеча» далеко, но и тема, согласитесь, помельче). Правда, не везде она продается. Мне, например, стоило большого труда ее найти в магазине, да и то взял последний экземпляр (он же оказался и единственным). Всем романтикам настоятельно советую иметь ее дома.

Почему я так пристрастен и сентиментален? Да потому что тот день стал поворотным в моей жизни. Не было бы 5 декабря – не выгнали бы меня с экономического факультета МГУ, не отправились бы мы с Леней Талочкиным на Север, не устроился бы я на работу в ИМРД, не отправился бы в магаданскую ссылку, не стал бы соловьем перестройки, не написал бы в «Мегаполис-Экспресс» о заповеднике ведьм. Да мало ли как бы все сложилось.

После матча Валуева с Руизом можно хоронить бокс. Из него ушли профессионалы. Остались любители. Комментатор говорит: «К сожалению, Валуев не обладает нокаутирующим ударом», а речь между прочим идет ни больше ни меньше как о чемпионе мира в супертяжелом весе. Извините, если супертяжеловес не обладает нокаутирующим ударом, то зачем он вообще занялся боксом? Бой оставил жалкое впечатление. Валуев тянет от силы на третьеразрядника. Полная беспомощность. Спас его только рост, объем биомассы и крепкий череп. Ни одной грамотной атаки. Ни грамма фантазии. В имперские времена его даже не взяли бы сниматься в фильме «Первая перчатка». Руиз смотрелся гораздо техничнее, что было не так уж трудно (потому что у Валуева вообще никакой «техники» не проглядывалось) и артистичнее. Хотя по большому счету тоже так себе. Господи, неужели действительно всех профессионалов ринга моль поела, и на смену боксу приходят бои без правил?

Вел переговоры с олигархом. Посидели в нехилом кабаке. Приглашали на хеллоуин, но я уже почувствовал, что не потяну, перебрал, и когда расстались, стал как всегда кадрить на улице всех девушек подряд. Подхожу к самым страшным, уже абсолютно безнадежным. Предлагаю просто выпить пивка и поболтать. В ответ слышу одно и то же:

– Сейчас за мной придет мой друг бойфренд.

Я говорю:

– Давай поболтаем, пока он не пришел.

Она:

– Давай, но только он сейчас подойдет.

Начинаем болтать. Я заливаю такое, что она балдеет. И тут, что самое интересное, обязательно появляется «бойфренд» – причем из десяти раз восемь кавказской национальности. Никаких проблем нет, я включаю его в разговор, нахожу общие темы, расстаемся друзьями. Я к тому, что, господа, учтите, что даже самых непривлекательных девчонок без «бойфрендов» уже не осталось.

Сижу и думаю, можно ли считать Валлгалу разновидностью тусовки?

Подумал, что же такое сегодня жить за чертой бедности. По-моему, 1) не иметь денег на солярий, 2) не иметь денег на дантиста, 3) не иметь денег на регулярную чистку печени. Все остальное (тачка, дом на Рублевке и т.д.) – уже мелочи, без которых легко можно обойтись.

Вот где сердцевина владения подлинными, актуальнейшими проблемами мироздания. Проханов действует как американцы (по его теории). Закручивает бешеный космический вихрь из мощнейших интеллектуальных конструкций, который застилает тебе глаза, бьет по мозгам, заставляет съежиться и почувствовать себя меньше, чем ты есть. И одновременно дарит реальную надежду на личное бессмертие. То есть создает из твоего менталитета тот самый «управляемый хаос», изобретение которого он приписывает американцам. Такого понимания роли Америки в планетарном контексте я лично не встречал даже у самых пафосных американофилов. А что уж говорить о воздействии на аудиторию, особенно на своих единомышленников. Такого градуса аргументированного напора на сегодня не удалось достичь ни Головину, ни Дугину, ни Джемалю.

Когда-то Владимир Солоухин в блестящей по тем временам повести «Приговор» точно заметил, что уходящий из земного мира человек жалеет не о том, чего он не испытал в жизни (Солоухин пишет, что он, например, ни разу не спал с негритянками – да и хуй, мол, с ними), а о тех фантастически острых и счастливых мгновениях и ощущениях, которые ему как раз довелось пережить, но которые, увы, больше никогда не повторятся.

Вспомнив Солоухина, я сейчас, приняв коньячку, поразмышлял и понял, что самые счастливые мгновения своей жизни я все-таки пережил в шестидесятые годы, когда с отвязными и готовыми на все девчонками ночами ходил по арбатским переулкам и расклеивал где попало антисоветские листовки. Посылал нас, помнится, Володя Буковский – тогда кумир многих молодых, пылких и пламенных революционеров обоего пола. Сейчас содержание тех напечатанных под копирку на машинке бумажек (последние экземпляры были полностью «слепыми» и в них не читалась ни одна буква, но мы все равно их умудрялись приклеивать к стенам и водосточным трубам каким-то убогим канцелярским клеем) полностью стерлось из моей памяти. Помню только какие-то обрывки типа «иногда шепот на кухнях бывает громче треска репродукторов на площадях». Но самое главное в том, что мы всегда шли вдвоем – я и какая-нибудь девчонка. Было нам лет по семнадцать. Тогда двери всех подъездов в центре Москвы в ночное время были широко распахнуты. Мы заходили в каждый подъезд, пили портвейн, который всегда носили с собой, исступленно, как сумасшедшие целовались, потом неистово трахались на подоконнике, снова пили портвейн, потом наклеивали листовку и шли в следующий подъезд, где повторяли то же самое. Причем мы ничем не рисковали, потому что улицы были абсолютно пустынные и на горизонте не просматривалось ни одного человека – не говоря уже о ментах. Конечно, нас возбуждал адреналин, который вырабатывался в нас от ощущения «опасности».

Увы, такого чуда в моей жизни больше не повторится. Поэтому слезы как всегда, когда меня накрывает волной ностальгии, сейчас катятся из моих глаз ручьями. Потому что стоит убрать из ритуала, о котором я рассказал, хотя бы один компонент (листовки, девчонку, любовь, портвейн), то все мгновенно разрушится. Именно в совокупности всего перечисленного и кроется тайна пережитого мной восторга. Поверьте, более счастливых минут у меня в жизни не было и, само собой, не будет.

Блин, кто бы угостил нищего ветерана НБП отвязной девчонкой (желательно тоже нацболкой). А то совсем одичал без революции.

 

 

 

Блин, вчера на дне рождения пытался вставить реплику в некое подобие «дискуссии» о судьбах России и мироздания. Тема была – у кого, товарищи, сегодня власть. Все наперебой бросились доказывать, что в целом за каждым происходящим событием отчетливо просматривается холеная (но во всяком случае не «костлявая», как раньше говорили) рука какого-нибудь «Юганскнефтегаза» и все такое. Тут один подчеркнуто стильно одетый господин лет сорока берет слово и говорит. Мол, все ваши предположения безнадежно устарели, вы все – полный отстой и говорите банальности.

– На самом деле миром управляют, – отчеканил он, окидывая взглядом аудиторию, – дев-чон-ки! А точнее – ним-фет-ки!

Блин, а я-то до сих пор думал, что они управляют исключительно лично мной. А тут, оказывается, вообще всем мирозданием. Так, думаю, еще не вечер (кстати, дело происходило на тусовке с преобладанием геев). Тут господин говорит, что уходит за напитками, а когда вернется, то мы продолжим тему. А надо сказать, что господин пришел с подругой (или женой, не важно). Ей лет тридцать, но одета и выглядит как двенадцатилетняя нимфетка. Мини-юбка, из-под которой торчат две длиннющих и худых ноги в соблазнительных белых колготках. Словом, не женщина, а вылитая девчонка. «У господина, – думаю, – губа не дура. Он свою идеологию подтверждает практикой». Но, увы, я посмотрел на часы, метро уже закрывалось, денег на такси у меня не было, поэтому я вынужден был одеться и уйти, так и не дождавшись господина с напитками и соответственно продолжения разговора. Жаль, а так хотелось. Потому что тема – моя, выстраданная, что называется, всем моим личным опытом. Увы, даже ни имени господина не знаю, ни чем он занимается.

Движение «Наши» опубликовало список добрых дел, которые молодые люди собираются совершить 4 ноября. Масштабы просто потрясают. «Возьму с улицы бездомного котенка и подарю его соседу пенсионеру». «Покормлю своего хомячка чем-нибудь вкусненьким». «Сделаю гадость плохому человеку». «Отнесу бомжу колбасы». «Помогу старушке донести до дома сумку с продуктами». «Скажу своей маме, как я ее люблю».

Блин, лучше бы соседу пенсионеру не котенка подарили, а отсосали бы у него как следует.

На что, блин, ушли два дня. Позвонили из ДЭЗа (или ЖЭКа, как там их называют), сказали, что не заплачено за квартиру хрен знает сколько месяцев. А денег платить нет. Откуда я их возьму, если нет работы. Пригрозили «санкциями». Неужели решатся выселить на улицу?

Тут же позвонил знакомой ведьме. Сказал, что нет денег, и попросил ее срочно посоветовать какое-нибудь самое мощное колдовство, чтобы их приманить. Надо сказать, что я уже однажды прибегал к ее услугам. Тогда она не взяла с меня денег, потому что я опубликовал с ней интервью в одной из популярных газет. По-моему, дело было в 1998 году сразу после дефолта, когда я основательно оказался на мели. И тогда ее магия классно сработала. Не буду говорить, какой ритуал мне тогда пришлось применить на практике. Бог с ним. Речь о сегодняшнем дне.

Так вот, ведьма сказала, что я вышел из-под влияния высших сил, мол, ничего, и не такое случается, все поправимо. И посоветовала мне, чтобы я поймал бродячую черную кошку (если за два часа не попадется черная, то какую угодно), пошел в укромное место Тимирязевского парка, рядом с которым я живу, развел костер и заживо ее сжег. При расставании она прошептала заклинания, дала мне мешочек с магическими травами, который я тоже должен сжечь вместе с кошкой, и свою засушенную менструальную кровь, которую я должен развести в пузырьке перед ритуалом и плеснуть в костер как только кошка перестанет визжать и затихнет.

Я сделал все, как она мне сказала. Боже, каких мучений мне все стоило. Кошки черной не нашлось, поймал достаточно темную. Как, блин, жечь? Любой доступный материал сгорает раньше, чем кошка. К счастью, у меня нашлась металлическая сетка для яиц. Я запихал в нее несчастную кошку и сверху обмотал металлической проволокой. Визгу было – на весь парк. Но все сделал как полагается. Кошка сгорела практически дотла.

Но самое печальное, что после магического ритуала я ровным счетом ничего не почувствовал. То есть я совершенно отчетливо понял, что никаких позитивных последствий для меня от моей акции не будет. Придя домой, позвонил ведьме и сказал, что моя интуиция подсказывает, что по-моему ничего из нашей затеи, к сожалению, не получилось. Она сказала, что если так, то значит я безнадежно потерял связь с высшими силами и меня уже ничто не спасет – никакие даже самые действенные магические ритуалы.

И теперь чем же, спрашивается, платить за квартиру?

Из переписки с девушкой.
Меня впечатлила ваша осведомленность и заинтересованность в проблеме одиночества – конечно же, в философском ее осмыслении. Могу поделиться личным опытом по перевариванию той же темы и последующей защиты диссертации на степень доктора околовсяческих наук. Тема же моя была такая: «Преодоление одиночества в дискурсе и контексте философско-метафизической драмы персонажей Андрея Платонова». Так что могу поделиться богатым опытом. Самый откровенный, исчерпывающий и пронзительный, на мой взгляд, текст об одиночестве – роман «Чевенгур». Круче, как говорится, некуда. Если не читали, то прочтите, а если читали, то перечтите на предмет именно метафизики одиночества. С чего начинается роман, да и почти все романы Платонова? С того, что опустошенный до дна собственными размышлениями об одиночестве одинокий человек сходит на станции Лиски (под Воронежем, откуда начинается безбрежная одинокая ковыльная степь) и отправляется в путь, чтобы встретить таких же одиноких и обезумевших от собственного одиночества людей, как и он сам. И так от одного одинокого сакрального безумца к другому и пролегает и его путь, и действие романов. Поверьте, я не раз проделывал тот же маршрут героев Платонова, причем в полном одиночестве, и поверьте, более одинокого космоса, чем в ковыльных и меловых степях верховьев Дона, я не встречал ни разу в жизни. Хотите, отправимся туда с вами вместе? Чтобы вы раз и навсегда поняли, что такое безумие метафизического одиночества. Впрочем, мое предложение – не более чем шутка. А если серьезно, то перечтите «Чевенгур» – и любые праздные размышления об одиночестве покажутся вам не более чем салонным кощунством.

Весь ужас в том, что к власти тихой сапой приходит зловещий и вкрадчивый доктор Курпатов. Вот кто истинный преемник. Раскручивают его судя по всему весьма могущественные силы. Ведь он в эфире практически круглосуточно. Он все знает и всем спешит на помощь. Оглянуться не успеете, как он станет Большим Братом, и тогда мало не покажется.

Почему-то вспомнилось, как мы с Борей Козловым в шестидесятые годы расклеивали по Москве объявления: «Два молодых интересных аспиранта снимут квартиру под бардак». Эх, было время.

Встреча в одном из центров революционной мысли. Бурная дискуссия. У многих огромный соблазн использовать исламский фактор и мусульманских маргиналов с московских рынков в качестве движущей силы антипутинского восстания (как во Франции). Дескать, использовали же Ленин с Троцким латышских стрелков. Я говорю, что кавказские гастарбайтеры не латышские стрелки, которые позволили себя использовать, а вы не Ленины и тем более не Троцкие. Кавказцы сначала сделают вид, что на все согласны, а потом сами вас так используют, что мало не покажется. Вообще в революции делать ставку на мусульман более чем опасно. Они в отличие от русских – огромная и организованная сила, которая любые беспорядки повернет в свою пользу и первым делом расправится с самими организаторами восстания.

Антиглобалисты дружно осуждали проклятых американцев за то, что те, по их мнению, давно привели в действие свой коварный план по физическому истреблению «лишнего» (то есть безнадежно нищего и обездоленного) населения планеты, которое своим агрессивным и неадекватным поведением мешает цивилизованным гражданам беззаботно кайфовать на их роскошных виллах. Я робко заметил, что пока факты свидетельствуют о том, что сегодня как раз именно безнадежно обездоленные истребляют цивилизованных граждан – что в Ираке, что во Франции. Все на меня накинулись, уверяя, что во Франции на самом деле никаких беспорядков нет – просто производители автомобилей, у которых в последнее время дела шли не лучшим образом, наняли мальчишек, чтобы те слегка помогли им укрепить бизнес и потеснить конкурентов.

Несмотря на некоторые разногласия, расстались друзьями.

Год назад Франция предала свою лучшую женщину, свой символ, свою гордость и свое национальное достояние. С Бриджит Бардо поступили так же, как в свое время с Жанной Дарк, чей подвиг она повторила и чье место сейчас по праву занимает. Божественную Бриджит отдали под суд за то, что она, олицетворяя собой современную европейскую цивилизацию в ее наивысшем, максимальном проявлении, отважно встала на защиту ее ценностей. Мужчин для рискованной миссии как всегда не нашлось. Тогда я почувствовал стопроцентную уверенность, что осквернение национальных святынь (а Бриджит Бардо именно национальная святыня) даром не проходит, и что скоро французы получат по полной программе. Сейчас, когда вихрь возмездия пошел на убыль, по крайней мере ясно, что небесная кара достигла цели. Предателей и вероотступников вместе со всей их страной опустили так, что они еще долго не оправятся от шока и растерянности.

Что такое жить рационально? Видимо, прежде всего сосредоточиться только на той девушке, которая сама подойдет к тебе и скажет, что она в тебя влюбилась, и только ее всячески ублажать, а на остальных вообще не обращать внимания.

Если страсти вокруг Беслана хоть и вяло, но продолжают кипеть до сих пор, то Нальчик не вызвал особых эмоций и дебатов. Конечно, интерес к Беслану подогревает команда нервозных (или притворяющихся такими) теток. Вполне возможно, что и в Нальчике возникнет похожее объединение, которое будет требовать выдачи трупов застреленных родственников. И тут Путину не позавидуешь. Уступишь – проявишь слабость. Упрешься – подаришь весомый повод для беспорядков. Сегодняшнее относительное спокойствие вокруг Нальчика объясняется тем, что на Беслан напали чужие – джигиты из соседнего аула, объекты старых счетов. В Нальчике же пошалили свои, местные, ребята с нашего двора. В результате у горожан не возникло ненависти, и все восприняли происходящее как должное. Подумаешь, молодежь решила размяться, на ментов поохотиться, заодно оружейный магазин обчистили, стволами запаслись, тем более, что лишние никогда не помешают.

Версия о том, что в Нальчике Басаев должен был захватить самолет, чтобы направить его на Кремль, для специалиста выглядит бредом сумасшедшего. Таких возможностей пока ни у кого нет и еще долго не будет. Вообще участие Басаева в происходящем на Кавказе сильно преувеличено и напоминает раскрутку американцами «руки Бен Ладена». И тот, и другой супостат готовы приписывать себе все вплоть до срывов отопительного сезона на Камчатке.

Оставим в стороне вопрос о терроризме как бизнесе, которым сегодня занимаются все кому не лень. События в Нальчике показательны тем, что они продемонстрировали, как все будет развиваться дальше. Отныне кавказская война вошла в принципиально новый контекст, в котором ей предстоит находиться достаточно продолжительный период времени. Мы получили окончательное подтверждение того, что наконец-то горцы сами, а не с помощью «террористов» берут судьбу в свои руки и начинают жить по законам своей территории, которыми руководствовались многие поколения их воинственных предков.

Как известно, основа кавказского мироощущения – набег, причем не нуждающийся ни в каком «идеологическом обосновании». Если до сих пор Басаев для раскрутки своей миссии вынужден был оправдывать каждую акцию некими «высшими соображениями» типа «борьбы за освобождение» или выдвигать требования о прекращении войны в Чечне, то теперь никакие Басаевы с их риторикой больше не нужны. Басаев (как и Бен Ладен) сделал свое дело и может отдыхать. Из его искры разгорелось пламя. Набег – суть и сердцевина кавказского образа жизни, тот самый лом, против которого у Москвы нет приема. Набеги невозможно предсказать и предотвратить, потому что в них участвует все население (женщины благословляют мужей, сыновей и братьев на удачное дело), не ставя перед собой каких-то высоких целей и задач кроме как доказать самому себе, что ты джигит, а заодно поразмяться и чем-нибудь поживиться. Когда-то набегам и разграблениям подвергали наименее защищенные аулы. Теперь жертвой лихих кавказцев станет все, что находится в сфере их досягаемости, а следовательно – что они считают потенциально своим. От складов с товарами до тех же отделений милиции, где можно захватить какое-то оружие. Так что значение нальчиковского набега в том, что он хотя и не стал первой ласточкой (до него была Назрань), то окончательно подтвердил тенденцию.

Для меня сердцевина, квинтэссенция трагизма XXI века – в полном разрушении аксиологических связей между людьми и в тотальном непонимании представителями элиты значения шкалы ценностей (в первую очередь, конечно же, духовных). Самый наглядный и банальный пример. Живет себе продвинутое тусовочное существо (полумальчишка-полудевчонка вполне гламурных параметров). Она настолько подмяла под себя окружающую среду (или же настолько приспособилось к ней), что любое ее желание автоматически удовлетворяется в момент его возникновения. То есть наша героиня даже теоретически не может оказаться в обстоятельствах, при которых она могла бы испытать хотя бы малейший дискомфорт. Само собой разумеется, что ее жизнь протекает в окружении бесчисленных знакомых, которые обеспечивают ей бесконечный, перманентный, нескончаемый, вечный кайф. Периодически в поле ее зрения появляется тот или иной персонаж, который мечтает привлечь к себе ее внимание (а проще говоря, хочет ей чисто по-человечески понравиться). Но, увы, из-за привычки пребывать в состоянии перманентной удовлетворенности (пресыщенности) принцесса просто не в состоянии оценить и понять, чем, собственно, один соискатель ее внимания отличается от десятков (сотен) других. А главное – какие такие заслуги (о финансовых мы не говорим, потому что наличие весомого капитала вообще выбивает из «соревнования» всех конкурентов) могут служить весомым основанием для того, чтобы, допустим, откликнуться на его приглашение прогуляться с ним по осенней Москве.

Поздравляю всех с сорокалетием первой антисоветской демонстрации у памятника Пушкину 5 декабря 1965 года. Я горжусь, что принимал в ней участие. Все срочно читаем книгу, изданную «Мемориалом» (не самой симпатичной, на мой взгляд, организацией, но честь ей и хвала за то, что она хоть как-то пытается систематизировать хронику демократического движения). Книга называется «Пятое декабря 1965 года». А несколько лет назад тот же «Мемориал», за что я прощаю ему всю его неизлечимую демшизу, издал книгу Людмилы Поликовской «Мы предчувствие, предтеча» (строки Губанова). Кто не читал – тот ничего не знает об истоках нашей сегодняшней авангардной мысли. Кстати, по-моему, книга есть в поисковиках полностью. Госпожа Поликовская совершила настоящий подвиг, увековечив самые ключевые и полные драматизма страницы борьбы за свободу передовых эстетических экспериментов в шестидесятые годы. Не было бы Маяковки – не было бы и Пятого декабря. Одно неразрывно связано с другим. Жаль, если в новой книге не отмечена самая тесная связь между двумя явлениями (впрочем, я, не читая книги, уверен, что не отмечена, потому что «Мемориал» эмоционально туп и не обладает живым диалектическим мышлением). Как только получаю первые деньги, тут же мчусь в книжный магазин и приобретаю «Пятое декабря». Правда, боюсь, что разочаруюсь.