Хотелось бы начать разговор о таком важнейшем из искусств как кулинария. И вообще о еде, ее приготовлении и всем, что связано с питанием. Просто все вокруг так стремительно меняется, что то и дело приходится подстраиваться под новые веяния и переоценивать ценности. Об искусстве как таковом мы порассуждаем еще не раз. Потому что искусство сегодня – как раз и есть то, чья природа изменилась больше всего. Ведь искусство мне представляется как некое Зазеркалье нашей реальности-повседневности. И не удивительно, что если что-то изменяется, то его отражение тоже эволюционирует в том же самом направлении. Или наоборот. Но сейчас речь исключительно о кулинарии.

Как известно, пища телесная – это то главное, без чего мы не можем обойтись (в отличие от пищи духовной). На первое место, конечно, нужно поставить воздух, кислород. Без него вообще не было бы жизни. Но поскольку жизнь есть, то ее необходимо поддерживать. В основном посредством пищи. А теперь смотрите. Если есть нечто, без чего не было бы нас, то что отсюда следует? Только то, что это «нечто» для нас – самая главная святыня и объект поклонения. А значит выражение не делайте из еды культа мы обязаны заклеймить как еретическое и противоречащее всем законам мироздания. Так что будем исходить из того, что еда, пища – самое святое и сакральное из того, что нас окружает.

Понятно, что еду нужно приготовить. И тут важно понять, что поскольку мы имеем дело с сакральной и мистической субстанцией (от которой напрямую зависит наше существование), то мы обязаны соответственным образом быть готовыми к встрече с тем, что лежит за пределами нашей физиологии и даже разума. Просто усвойте, что еда находится по ту сторону добра и зла.

Взаимоотношения человека с едой отчасти можно сравнить с любовью платонической и плотской. Мы любим свою вторую половину платонически – собственно, только так и можно любить по-настоящему. Но с другой стороны, во время соития мы преступаем черту и опускаемся до уровня вульгарной физиологии. Так и с едой. Теоретически – божественный дар, данный человеку для поддержания жизни. А практически – проголодался, схватил, сожрал, удовлетворился и забыл. Я думаю, все поняли, о чем речь.

А речь о том, что приготовление пищи – это калька с евхаристического таинства пресуществления хлеба и вина в Святые Дары – Плоть и Кровь Христовы. Прямая аналогия с таинством, его земной вариант. Поэтому человеку неверующему, далекому от метафизических высот и тонкостей было бы правильнее даже не пытаться заниматься священнодействием, готовя себе еду, а просто заказывать все по интернету или по телефону или регулярно посещать общепитовское заведение, чтобы, не парясь, утолить таким образом свою физиологическую потребность.

Стоит, наверное, предупредить людей с материалистическим, плоскостным мышлением, что ничего путного из их попыток приготовить вкусное и съедобное блюдо не получится. Даже не пытайтесь. Не раз слышал выражение человек есть то, что он ест. Я думаю, оно означает то, что если человек лишен дара любви и вообще души (а таких, как видим, становится все больше и больше), то и вся потребляемая им так называемая «еда» с его точки зрения представляет собой некую безликую однородную массу, механический наполнитель – типа ваты в мягкой игрушке. И таким образом для атеиста совершенно безразлично, чем набивать желудок – гамбургерами или чипсами. Лишь бы соответствовать общепринятым критериям. Вообще не ешьте то, что едят все. Будьте выше стадного инстинкта. Готовьте себе сами по собственному вкусу, который по мере вашего продвижения и совершенствования в искусстве кулинарии будет утончатся – и в один прекрасный день вы сами удивитесь, как далеко вы зашли (или высоко взлетели) в общении с высшими силами.

Чтобы приступить к приготовлению пищи, нужно вступить в контакт с продуктами питания. Иначе как вы сможете получить от них то, что хотите? Если вы не прочувствовали суть того или иного продукта, не расположили его к себе, не вступили с ним в диалог, не заставили его раскрыть перед вами все многообразие своих скрытых прелестей, значит этот продукт для вас мертв. И вы ничего от него не получите. Как ни старайтесь. Это как с людьми. Можно сделать так, что человек в ответ на вашу любовь что-то вам подарит – лучшее, что у него или в нем есть. А можно просто подойти, убить человека и отнять у него то, что вам в данный момент нужно. Но много ли толку в таком приобретении? Так и с едой. Готовить без души, без проникновения в сущность продукта бессмысленно. Вкусно не получится. В лучшем случае можно добиться иллюзии вкусности. Имитации ритуала трапезы. Что в подавляющем большинстве случаев и происходит. Мы внушаем себе, что вкусно, а на самом деле полная серость и вообще никакого удовольствия. Не говоря уже о мистическом эффекте – когда вы в процессе еды приобщаетесь к высшим материям. Ну какой мистический эффект может получить атеист от механического набивания желудка?

Есть много книг о вкусной и здоровой пище. И все они ценны по-своему. Они полезны для тех, кто хочет вступить в диалог с едой. Но нужно помнить, что все эти книги – всего лишь основа, отправная точка, печка, от которой вам предстоит плясать. Когда вы приобретете опыт интимного, личного общения с едой, то перед вами откроются многие тайны – и станет легко придумывать все новые и новые изыски. Причем уже без всяких книг и пособий.

То же и с людьми. Если вам встретится человек, который вкусно готовит, вы должны первым делом выяснить, контактирует ли он с высшими силами или существует просто так, сам по себе. И если он никто и звать его никак, то вся его вкусность – мнимость и иллюзия. Вы, конечно, можете использовать его технологии, но постарайтесь придать им сакральный вектор, наполнить духовным содержанием. Тогда и получится реально, а не понарошку вкусно.

На сегодня закончим. Считайте этот текст вводным. В следующий раз поговорим о более конкретных составляющих процесса приготовления пищи.

2 августа 2020 года

 

Наше поколение приучили к постоянному участию в великих делах. Как минимум к напряженному ожиданию великих дел и свершений. Мы всю жизнь прожили с ощущением причастности к чему-то грандиозному. Лично меня до сих пор не покидает радостное предвкушение лучшего, которое ждет нас всех впереди. Поэтому я считаю себя счастливым человеком. Потому что для меня счастье – каждую минуту быть уверенным, что будущее, даже завтрашний день будет прекраснее, чем вчерашний или сегодняшний. Причем меня не покидает уверенность, что лучшее достается и достигается только через участие в великих исторических процессах и катаклизмах (в позитивном, созидательном смысле). Вне такого участия – особенно на мистическом уровне – человек не может чувствовать смысла жизни. Получается, что счастливым может себя назвать только тот, кто считает и ощущает себя включенным в созидательный водоворот истории. Для начала достаточно превратить свою внутреннюю жизнь в мистерию или теургию. К сожалению, кроме себя я что-то не вижу счастливых людей. Ну разве что двух-трех человек.

27 июля 2020 года

 

Для режима победа при голосовании вполне может оказаться пирровой. После таких побед нужны немедленные, безотлагательные действия. Теперь народ потребует от власти четкой системы координат, в которой люди могли бы пребывать и действовать, чувствуя себя абсолютно, безгранично свободными и окрыленными. Если у власти не найдется сил и воли на создание такой конструкции (которую условно можно назвать идеологией), то власть потеряет всякий авторитет. Продолжать существовать в мутной воде двойных, тройных и более стандартов, а также неопределенности и неизвестности, что можно, а что нельзя, что морально, а что наоборот, всем смертельно надоело. Иначе ради чего было затевать весь балаган с голосованием? Чтобы оттянуть время и продлить агонию?

4 июля 2020 года

В обществе постмодерна не существует такого понятия как неполноценный. Все полноценные. А чтобы подчеркнуть полную, активную полноценность постмодерна, то есть сверхполноценность, то вот и выходит, что чем неполноценней, ущербней, извращенней, тем наоборот – полноценней и достойней. Такое не раз случалось в истории нашей цивилизации.

4 июля 2020 года