Архив рубрики: Праздник жизни

Чудо для обреченных

В Серпухове можно излечиться от пьянства

Scan-021

Впервые напечатано в еженедельнике «Мегаполис-Экспресс» в № 33 от 23 августа 1995 года

Я ехал в подмосковной электричке. Мужчина, сидевший рядом, купил у шедшего по вагонам распространителя номер «М-Э». Раскрыв, пробежал по заголовкам. Его внимание привлекло интервью с наркологом Валерием Гурвичем, опубликованное с подзаголовком «Врачи лгут миллионам людей, потому что не могут их спасти».

– Правильно написано, – пробормотал мой сосед. – Алко­голизм и в самом деле неизле­чим, как ни старайся. Особенно женский. – И он, как обычно случается в дороге, обращаясь ко всем вмес­те и к каждому в отдельности, рассказал какой-то вполне ба­нальный, но, видимо, ужасно больной для него эпизод из своей жизни.

Кто-то поддержал тему. За­вязался разговор. Я не удержал­ся и проговорился, что имею некоторое отношение к газете, которая стала причиной дискус­сии. И тут сидевшая напротив девушка сказала:

– Надо знать, где лечиться. Если вы журналист, вам будет интересно. Я вылечила мать. Она погибала на глазах, пила «по-черному», ничего не помогало, у всех руки опустились, пока од­нажды мне не посоветовали съездить в Серпухов. Там есть икона, которая исцеляет от пьян­ства.

Электричка как раз подъез­жала к Москве – пора было выхо­дить. Я попросил у девушки (ее звали Ира) телефон и пообещал расспросить ее подробнее.

Вечером позвонил. К сожа­лению, Ира не помнила название монастыря и открыла какую-то книгу.

– Вот. Записывайте. Владычин монастырь. Приедете в Сер­пухов – спросите, как добрать­ся. От станции близко. Ходит автобус.

Я открыл первый оказавший­ся под рукой путеводитель и выяснил, что среди серпуховских достопримечательностей есть два исторических памятника – Высоцкий и Владычин монастыри, которые в свое время оказали решающее влияние на становление Серпухова как города. В путеводителе, изданном еще в годы застоя, говорилось, что оба они практически полностью раз­рушены.

Со слов Иры я понял, что сегодня Владычин монастырь (судя по названию, женский, пос­кольку обители в честь Пресвя­той Владичицы Богородицы обычно заселялись монахинями) возвращен церкви и стал дей­ствующим.

Я отправился на следующее же утро. Уж больно актуальной показалась тема репортажа. Ведь сколько отчаявшихся и оказав­шихся за последней чертой лю­дей даже и не подозревают, что где-то на свете, и не за триде­вять земель, а в подмосковном Серпухове, есть икона, способ­ная помочь избавиться от страш­ного недуга, который, особенно в последнее время, принял мас­штабы национальной катастро­фы.

В годы юности в Серпухов я наезжал часто. Тогда по Оке ходили белоснежные и тихоход­ные «речные трамвайчики» и можно было всего за один день совершить приятное путешест­вие. Скажем, выехать с утра по­раньше с Курского вокзала на электричке, доехать до Серпухо­ва, сесть в местный автобус и минут за двадцать добраться до деревни Данки, от которой начи­нается знаменитый Приокско-Террасный заповедник. Двенад­цать километров пешком по фан­тастическому по красоте лесу, и ты выходишь к Оке – реке, на мой взгляд, не сравнимой по очарованию ни с какой другой. По дороге можно заодно пол­юбоваться на живущих в запо­веднике диковинных зубров и бизонов, даже покормить их чем-нибудь через ограду вольеры. Заблудиться невозможно. Любая дорога, идущая в южном направлении, обязательно приведет вас к пристани Лужки, где я обычно садился на катер и плыл среди потрясающего великолепия русских пейзажей в сто­рону Каширы, где после ужина в местном незатейливом ресто­ранчике садился в электричку и поздним вечером оказывался на Павелецком вокзале.

Сегодня такую поездку со­вершить невозможно. Из-за хро­нической нехватки топлива вот уже лет десять пассажирская линия закрыта. Все катера свез­ли в затон на реке Нара, где они зловеще и уныло ржавеют. Даже привычного дебаркадера с над­писью «Серпухов», вокруг кото­рого всегда кипела какая-то жизнь, уже не существует. Просто берег, усеянный разбитыми бутылками.

На станции первый же встречный объяснил мне, что до Владычина монастыря идет ав­тобус номер 4. Дорога заняла минут десять. Конечная останов­ка оказалась как раз возле полу­разрушенной монастырской сте­ны. Я вошел в осыпавшиеся во­рота. Вокруг не было ни души. Среди зарослей бурьяна возвы­шались развалины колокольни. Я забрался на самый верхний ярус и огляделся. Внизу текла Нара. Утопали в зелени особняки ку­печеского Серпухова. Справа я увидел только что построенную деревянную часовню, запертую на замок. Спустился и обошел ее. Старая монашенка очищала от строительного мусора кусок бывшего монастырского двора. Я рассказал ей, что хотел бы посмотреть на чудотворную икону. Оторвавшись от работы, она рассказала, что икона называет­ся «Неупиваемая чаша», и она действительно явилась во Владычином монастыре, но посколь­ку здесь все пока основательно разрушено и заброшено, то ее временно перенесли в Высоцкий монастырь. Он находится как раз напротив, на другом берегу. Она показала на пятиглавую церковь с синими куполами, до которой было рукой подать.

–  Сколько у вас сестер? – спросил я.

– Нас пятеро. Все старушки старенькие. Вот с Божьей по­мощью отремонтировали часов­ню, в ней и служим. Строить нам не по силам, хотя что можем, делаем.

Я поблагодарил старушку и направился в сторону реки, но она окликнула меня и объяснила, что напрямую я не пройду, нужно снова садиться в автобус и ехать до моста, причем придется еще и сделать пересадку (для тех, кто собирается съездить к иконе, сообщаю, что Ира меня с самого начала сбила с толку, перепутав названия монастырей, и от стан­ции до Высоцкого монастыря идут «третий» и «восьмой» авто­бусы, но ходят они редко, поэто­му можно на любом автобусе доехать до центра города, а от­туда дойти до монастыря пеш­ком по 2-й Московской улице минут за пятнадцать-двадцать).

Добравшись до монастыря, я застал его обитателей за работой. Одни мостили дорогу, дру­гие белили, третьи копали. Одновременно со мной во двор въехал самосвал, полный цемен­та. За рулем сидел бородатый здоровяк в монашеской одежде. Он вывалил цемент, и несколько крепких парней проворно начали достраивать кирпичную ограду. Они трудились с таким удоволь­ствием, что мне показалось неловким отрывать их от дела.

Подойдя к храму, я увидел женщину, которая трясла пол­овики, и, извинившись, поведал ей о цели своего приезда.

–  Икона находится в собо­ре, – она показала на дверь. – Сейчас он заперт. В пять часов начнется служба, и его откроют.

Я объяснил, что, к сожале­нию, хотел бы пораньше вернуть­ся в Москву.

– Тогда вам надо обратиться к отцу настоятелю. Если он раз­решит, вам откроют. Вон он как раз идет.

На ходу выслушав мою про­сьбу, настоятель подозвал ока­завшегося поблизости монаха и велел ему мной заняться. Брат тут же пошел за ключами и вер­нулся в сопровождении румяно­го, похожего на барышню, юно­ши весьма привлекательной внешности. Передав ему ключи, монах сказал:

– Алексей, наш новый пос­лушник, вам поможет.

Румяный юноша в рясе отк­рыл дверь и подвел меня к киоту с иконой.

По иконографии «Неупиваемая чаша» относится к типу икон «Оранта». Богородица изображе­на в царской короне с воздеты­ми вверх руками. Только Младе­нец в отличие от классической «Оранты» написан стоящим в чаше для причастия.– Чаша называется неупиваемой, или же неиспиваемой, потому что ее содержимое – Сам Агнец, который, как сказано в Писании, «всегда едомый и ни­когда не иждиваемый», – пояс­нил послушник. – Как еще ска­зано в Писании, «пьяницы Цар­ствия Божия не наследуют». Од­нако милосердие Господне без­гранично. Он видит, что многие страдающие алкоголизмом ис­кренне стремятся избавиться от пагубной привычки, исцелить душу и тело, но не находят в себе сил. К счастью, Господу было угодно явить чудотворную икону Своей Пречистой Матери как неистощимый источник помощи.

– Ваш монастырь вновь стал действующим совсем недавно. Где находилась икона до того, как вам ее вернули?

– История ее такова. Один крестьянин Ефремского уезда Тульской области, отставной со­лдат, страдал от пьянства. Он пропил последнее и стал нищим бродягой. У него отнялись ноги, но он продолжал пить. И вот этому уже совершенно опустив­шемуся человеку однажды при­снился сон. К нему подошел ста­рец и сказал: «Иди в город Сер­пухов, в монастырь Владычицы Богородицы. Там есть икона Божьей Матери «Неупиваемая чаша», отслужи перед ней моле­бен и станешь здоровым». Не имея ни гроша в кармане и к тому же оказавшись без ног, кресть­янин не смог отправиться в путь, но старец являлся ему снова и снова и так сердито и настойчи­во приказывал выполнить рас­поряжение, что несчастный пьяница не на шутку перепугался и на четвереньках, ползком дви­нулся в сторону Серпухова. В одной из деревень он попросил­ся на ночлег. Жалостливая хозяйка, чтобы облегчить его боль, растерла ему ноги и уложила на печь. Ночью странник неожиданно почувствовал облегчение и попробовал встать. К своему удивлению, ему удалось сделать несколько шагов. Опираясь на палку, он смог в конце концов добраться до монастыря и поп­росил отслужить молебен. Од­нако там никто ничего не знал о существовании иконы с таким названием. Неожиданно кто-то вспомнил, что на одной из икон, висящей в проходе между цер­ковью и ризницей, есть изобра­жение чаши. Ко всеобщему удив­лению, на ее обратной стороне действительно оказалась над­пись «Неупиваемая чаша». Из Серпухова крестьянин вернулся здоровым, а весть о чудесном прославлении иконы быстро рас­пространилась по всей России. Случай этот произошел в 1778 году. С тех пор все, кто хотел исцелиться от пьянства, их ро­дные и близкие, ехали в монас­тырь, чтобы приложиться к чу­дотворному образу. Многие воз­вращались во второй раз, но уже для того, чтобы поблагодарить Богородицу за счастливое исце­ление.

Судя по тому, что киот с ико­ной украшало несколько гирлянд золотых колец, перстней и крес­тиков, «благодарения» поступа­ют весьма интенсивно. Да и по внешнему облику Высоцкого монастыря, на месте которого еще недавно было что-то вроде свалки, можно заключить, что он растет как на дрожжах и в ско­ром времени ему предстоит стать нашей национальной и поистине народной святыней. Во всяком случае работа в нем кипит днем и ночью.

Мы вышли из храма.

– Вы можете остаться на ночь. У нас в монастыре есть гостиница. Денег мы не берем. Нужно только иметь с собой пас­порт.

– Сколько к вам приезжает народу?

– В воскресенье по несколь­ко тысяч человек. Вообще лучше приехать в субботу вечером, потому что молебен иконе начинается рано утром.

– И гостиница всех вмеща­ет?

– У нас принято так. Малои­мущих – например, пенсионе­ров – размещаем бесплатно у себя, а для тех, кто имеет воз­можность заплатить за ночлег, мы заключили договор с бывшим заводским профилакторием. Он находится по соседству.

На монастырском дворе тем временем начинали собираться паломники. Подъехали несколь­ко «жигуленков» с номерами ок­рестных областей и одна ино­марка с Украины.

– Даже из такого далека едут? – спросил я Алексея.

– Еще из какого! С Дальнего Востока, с Камчатки, из Сибири. Отовсюду. В воскресенье все окрестные улицы забиты маши­нами. А что творится 18 мая – в день празднования иконы! Ког­да врачи бессильны, люди поне­воле обращаются за помощью к Господу.

– Многим помогает?

– Лучше всего, если чело­век, страдающий пьянством, припадает к иконе лично, сам. Тогда у него больше шансов. Я по своим наблюдениям сужу. Если же за него молятся ро­дственники, тоже, конечно, по­могает, но… лучше если сам.

– Так откуда все-таки к вам вернулась икона? Если по совес­ти, то рано или поздно вы долж­ны будете вернуть ее во Владычин монастырь.

– Я всего лишь послушник, и о многом не имею права судить, но я слышал, как кто-то из ис­кусствоведов уверял, что под­линник иконы  утрачен и здесь находится всего лишь копия бо­лее позднего происхождения, хотя тоже чудотворная.

– С первого взгляда замет­но, что икона довольно старая. Быть может, легенду о «копии» кто-то придумал, чтобы не воз­вращать икону старушкам? Ведь от нее напрямую зависит благо­получие и процветание вашей обители?

– Я думаю, вы преувеличиваете, – укоризненно улыбнулся мне юноша. – Ведь от нас, греш­ных, мало что зависит. На все воля Божья.

Мы тепло попрощались. Я порылся в бумажнике и решил, что вполне могу пожертвовать на восстановление монастыря ты­сяч десять. Мой собеседник ушел, и я спросил у женщины, кому можно отдать деньги.

– Зачем просто так отда­вать, – посоветовала она. – Вы лучше купите иконку. Как раз столько стоит. И нам прибыль, и вам пригодится.

«Уж в чем-чем, а в этом я нисколько не сомневаюсь!» — подумал я.

Она повела меня в монастыр­скую лавчонку, набитую копиями «Неупиваемой чаши». Я выбрал самую, на мой взгляд, симпатич­ную – с «золотом».

Потом я спустился к реке, чтобы искупаться и скоротать время до вечера. Само собой, в сумке у меня согревался припа­сенный заранее «бутылец», плас­тмассовый стаканчик и кое-что из полагающегося к сему случаю «закусона». День стоял солнеч­ный. Прямо надо мной, на высо­ком холме (отсюда и название – Высоцкий, по-старому – Высотский) голубели свежевыкрашен­ные купола. Напротив, на левом берегу Нары, высилась коло­кольня, на которую я забирался несколько часов назад. После «второй» в моей душе запели райские соловьи и стало совсем благостно.

На вокзале до московской электрички оставался час. Мои запасы иссякли, и я отправился переждать перерыв в приво­кзальный буфет. Младенец с «Неупиваемой чаши», которую я поставил перед собой, прежде чем пропустить «дозу», и Его Пречистая Мать смотрели на меня с явным осуждением.

 

В патриархии внимательно читают «М-Э»

Как известно, на прошлой неделе Святейший патриарх Московский и Всея Руси Алексий посетил Высоцкий монастырь в городе Серпухове. Как сообщил обозревателю «М-Э» представи­тель пресс-службы Московской патриархии, побудительным мо­тивом для поездки Его Святей­шества послужила публикация в № 33 «М-Э» материала «Чудо для обреченных». Как сообщил ком­петентный источник, когда близ­кие патриарху лица прочитали высказанную корреспондентом уверенность в том, что Высоцко­му монастырю «в скором време­ни предстоит стать нашей наци­ональной и поистине народной святыней», они приняли решение рекомендовать Его Святейшест­ву внести в график своих поез­док некоторые коррективы, с тем чтобы в самое ближайшее время патриарх смог почтить своим присутствием подмосковную обитель.

Сопровождавшая патриарха съемочная группа тоже восполь­зовалась опубликованным мате­риалом в качестве путеводителя, сняв упомянутые автором раз­валины Владычина монастыря, посещение которого Его Святей­шеством Алексием не планиро­валось.

«Мегаполис-Экспресс» № 39 от 4 октября 1995 года

 

 

 

 

 

Плутократия

IMG_20190205_163824

Что ни год – лихолетие,

Что ни враль, то Мессия

Александр Галич

Плутократия – политическое господство богачей, при котором государственная власть служит интересам богатой верхушки господствующего класса при полном бесправии трудящихся

Я часто размышляю о происходящем в своей стране, о взаимоотношениях власти и народа, о  сложившейся системе управления государством. Пытаюсь понять, что представляет собой существующий в России «общественный строй» – были ли у него аналоги в прошлом, или мы стали свидетелями чего-то уникального, сформировавшегося на наших глазах – на протяжении жизни всего одного поколения. Листая словари и энциклопедии, я встретил немало разных определений. И понял, что наиболее подходящим из них будет понятие, которое вынесено в название альбома, который вы держите в руках. Приведу все встреченные мною определения слова плутократия, а вы судите сами.

Политический строй, при котором представители наиболее богатых слоев пользуются всей полнотой государственной власти. Система правления, при которой власть и безраздельное господство фактически принадлежат кучке богачей. Власть богатых. Частный случай олигархии – режима, при котором реальная власть находится у небольшого круга лиц (например, знати, военных, партийной верхушки, либо друзей и родственников правителя). Форма государственного управления, при которой власть принадлежит богатому классу (чаще употребляется по отношению к государствам, где богатые классы пользуются преобладающим влиянием на государственную жизнь). Политическое господство богачей, при котором государственная власть служит интересам богатой верхушки господствующего класса. В древнем мире плутократические формы власти сложились в Карфагене и в средневековой Венеции. Плутократия в лице финансовой олигархии – миллионеров и миллиардеров господствует во всех капиталистических странах. Элементы плутократических отношений пронизывают современное политическое пространство всего мира. Некоторые политики современной России в значительной мере выражают интересы плутократии.
Читать далее

мулета

Виврист в русском аду

Идеолог концептуализма Толстый отрекся от самого себя, чтобы до­казать, что искусство и жизнь – экзи­стенциальные синонимы

Впервые напечатано в журнале «Литературный европеец» (№ 181 за 2013 год)

Если начать рассказывать творческую биографию Толстого (Владимира Котлярова) подробно, перечисляя все им сде­ланное, то рискуешь никогда не закон­чить. Бывали времена, когда Толстый по несколько раз в день шокировал народ своими вивристическими визуансами, каждый скрупулезно фиксируя и доку­ментируя в виде манифестов и фотогра­фий и помещая в анналы современного трансавангарда – как любил называть то, что он делал, сам автор. Толстый старался жить по принципу мгновение – документ – поступок, причем все три компонента были обязательны. Каждое мгновение жизни современного художника обязано быть документально запротоколирова­но. Иначе ни о каком «культурном пла­сте» и речи быть не может.

С самого начала своего знакомства с современным искусством Толстый по­ставил цель очистить его от циников, прагматиков и коммерсантов. Недаром родители считали его неисправимым романтиком. Главным оружием он вы­брал вивризм (от французского vivre – жить), который родил и выстрадал це­ной всей своей скандальной жизни. Читать далее