Допустим, есть бутылка водки. Пока на нее не наклеена этикетка, она – ничто. Просто водка, которой вокруг – море, и поэтому ее ценность равна нулю. Но как только мы наклеиваем на бутылку этикетку (водка «Демократическая», «Ленинская», «Монархическая», «Православная» и т. д.), то сразу же водка приобретает то метафизическое качество и ценность, которые ей придадут те или иные идеологи. Следовательно, ее воздействие на массы перестает быть нейтральным. Оно сразу же становится строго целенаправленным, результативным и эффективным.

Допустим, есть голая девчонка. Одна из миллионов. И пока она не закричит, допустим, либо «Да, смерть!» либо «Смерть коммунистам!» или что-то вроде «Долой советскую власть!», она не представляет никакой ценности, она – ничто. Пусть что угодно кричит, лишь бы наклеила на себя какую-нибудь этикетку. И тогда ее можно будет воспринимать всерьез и думать, стоит ли с ней иметь дело.

Я к тому, что вокруг полно нейтральных, не охваченных какой-либо из идеологий субстанций (от бутылок до девчонок). И тот, кто быстрее других наклеит на них свои этикетки, застолбив их за собой, тот и выиграет идеологическую гонку вооружений. Остальное – суета сует.
Так что, девчонки, быстрее определяйтесь с ориентацией. Поверьте, пройдет год, все еще больше «поумнеют» – и в «нейтральном» состоянии вы уже не будете никого интересовать. Разве что сутенеров.

А все потому, что даже гламура в чистом виде скоро тоже не будет. Гламур растащат по идеологиям. После чего начнется настоящая гламурная гражданская война.

Никогда не понимал, почему простым людям с маниакальным упорством (всякие газеты, журналы и телевидение) навязывают мысль, что у богатых людей часто случаются депрессии. Откровенное вранье. Да лучшего средства от депрессии, чем быть богатым, в нашем подлунном мире пока не существует. Я мысленно обозрел сегодняшнюю жизненную ситуацию всех своих знакомых, включая самых далеких (что-то получилось тысячи полторы человек). Выяснилось, что все(!) они успешно вписались в контекст общества потребления, все счастливы, богаты, успешны (в разной степени, конечно), а главное – жизнерадостны, веселы и оптимистичны. Вообще наслаждаются каждой прожитой минутой. И только я один такой грустный и невезучий из всей моей обширной телефонной книжки (но кому-то, видимо, надо быть исключением, которое подтверждает правило – таковы законы логики и диалектики мироздания). Сегодняшняя тенденция к всеобщему восприятию жизни как сплошному восторгу при полном отсутствии проблем на все сто процентов совпадает с выводами социологов о том, что благосостояние народа растет бешеными темпами, вследствие чего такое явление как депрессия уже практически исчезло из контекста современной российской жизни. Посмотрите, как все вокруг только и делают, что отрываются на полную катушку. Элитарные клубы, круизные теплоходы, солярии, бассейны, салоны красоты и парикмахерские переполнены (а ведь в них совсем нет места скуке и пессимизму). Потому что народ сейчас может позволить себе поистине все. Так что, мои юные гипотетические друзья, только деньги, как я не раз подчеркивал, и есть та магическая субстанция, которая превращает вялый биологический процесс в полнокровную жизнь.

Вчера надо было выйти по делам из дома непривычно рано – часов в семь утра. Иду к метро, а навстречу – нескончаемый поток девчонок, причем совсем юных, лет даже десяти. Я подумал: «Господи, за что девчонкам такое наказание – рано утром вставать и куда-то идти (видимо, они шли чему-то учиться)?» Я убежден, что девчонки должны спать допоздна, как минимум часов до двенадцати. Сегодняшняя власть творит сущий садизм, заставляя юные ангельские создания вставать в шесть утра. Мальчишки – другое дело. Они, как будущие защитники отечества, просто обязаны просыпаться спозаранку, делать зарядку, обливаться холодной водой, закаляться и все такое. И я решил, что если когда-нибудь приду к власти, то первым делом издам закон, по которому все мальчишки будут учиться в первую смену, а все девчонки – во вторую. Таким образом можно будет убить двух зайцев. Мальчишки во время учебы не будут отвлекаться на девчонок и соответственно эффективнее приобретать знания. А девчонки будут нежиться в постели до середины дня, как и подобает гламурным небожительницам.

Кстати, книгу «5 декабря 1965 года» я все-таки купил. Она меня нисколько не разочаровала, и даже обрадовала своей точностью. Выжато и проанализировано максимум из минимума (хотя, конечно, до масштаба «Мы предчувствие, предтеча» далеко, но и тема, согласитесь, помельче). Правда, не везде она продается. Мне, например, стоило большого труда ее найти в магазине, да и то взял последний экземпляр (он же оказался и единственным). Всем романтикам настоятельно советую иметь ее дома.

Почему я так пристрастен и сентиментален? Да потому что тот день стал поворотным в моей жизни. Не было бы 5 декабря – не выгнали бы меня с экономического факультета МГУ, не отправились бы мы с Леней Талочкиным на Север, не устроился бы я на работу в ИМРД, не отправился бы в магаданскую ссылку, не стал бы соловьем перестройки, не написал бы в «Мегаполис-Экспресс» о заповеднике ведьм. Да мало ли как бы все сложилось.

После матча Валуева с Руизом можно хоронить бокс. Из него ушли профессионалы. Остались любители. Комментатор говорит: «К сожалению, Валуев не обладает нокаутирующим ударом», а речь между прочим идет ни больше ни меньше как о чемпионе мира в супертяжелом весе. Извините, если супертяжеловес не обладает нокаутирующим ударом, то зачем он вообще занялся боксом? Бой оставил жалкое впечатление. Валуев тянет от силы на третьеразрядника. Полная беспомощность. Спас его только рост, объем биомассы и крепкий череп. Ни одной грамотной атаки. Ни грамма фантазии. В имперские времена его даже не взяли бы сниматься в фильме «Первая перчатка». Руиз смотрелся гораздо техничнее, что было не так уж трудно (потому что у Валуева вообще никакой «техники» не проглядывалось) и артистичнее. Хотя по большому счету тоже так себе. Господи, неужели действительно всех профессионалов ринга моль поела, и на смену боксу приходят бои без правил?

Вел переговоры с олигархом. Посидели в нехилом кабаке. Приглашали на хеллоуин, но я уже почувствовал, что не потяну, перебрал, и когда расстались, стал как всегда кадрить на улице всех девушек подряд. Подхожу к самым страшным, уже абсолютно безнадежным. Предлагаю просто выпить пивка и поболтать. В ответ слышу одно и то же:

– Сейчас за мной придет мой друг бойфренд.

Я говорю:

– Давай поболтаем, пока он не пришел.

Она:

– Давай, но только он сейчас подойдет.

Начинаем болтать. Я заливаю такое, что она балдеет. И тут, что самое интересное, обязательно появляется «бойфренд» – причем из десяти раз восемь кавказской национальности. Никаких проблем нет, я включаю его в разговор, нахожу общие темы, расстаемся друзьями. Я к тому, что, господа, учтите, что даже самых непривлекательных девчонок без «бойфрендов» уже не осталось.

Сижу и думаю, можно ли считать Валлгалу разновидностью тусовки?

Подумал, что же такое сегодня жить за чертой бедности. По-моему, 1) не иметь денег на солярий, 2) не иметь денег на дантиста, 3) не иметь денег на регулярную чистку печени. Все остальное (тачка, дом на Рублевке и т.д.) – уже мелочи, без которых легко можно обойтись.

Вот где сердцевина владения подлинными, актуальнейшими проблемами мироздания. Проханов действует как американцы (по его теории). Закручивает бешеный космический вихрь из мощнейших интеллектуальных конструкций, который застилает тебе глаза, бьет по мозгам, заставляет съежиться и почувствовать себя меньше, чем ты есть. И одновременно дарит реальную надежду на личное бессмертие. То есть создает из твоего менталитета тот самый «управляемый хаос», изобретение которого он приписывает американцам. Такого понимания роли Америки в планетарном контексте я лично не встречал даже у самых пафосных американофилов. А что уж говорить о воздействии на аудиторию, особенно на своих единомышленников. Такого градуса аргументированного напора на сегодня не удалось достичь ни Головину, ни Дугину, ни Джемалю.

Когда-то Владимир Солоухин в блестящей по тем временам повести «Приговор» точно заметил, что уходящий из земного мира человек жалеет не о том, чего он не испытал в жизни (Солоухин пишет, что он, например, ни разу не спал с негритянками – да и хуй, мол, с ними), а о тех фантастически острых и счастливых мгновениях и ощущениях, которые ему как раз довелось пережить, но которые, увы, больше никогда не повторятся.

Вспомнив Солоухина, я сейчас, приняв коньячку, поразмышлял и понял, что самые счастливые мгновения своей жизни я все-таки пережил в шестидесятые годы, когда с отвязными и готовыми на все девчонками ночами ходил по арбатским переулкам и расклеивал где попало антисоветские листовки. Посылал нас, помнится, Володя Буковский – тогда кумир многих молодых, пылких и пламенных революционеров обоего пола. Сейчас содержание тех напечатанных под копирку на машинке бумажек (последние экземпляры были полностью «слепыми» и в них не читалась ни одна буква, но мы все равно их умудрялись приклеивать к стенам и водосточным трубам каким-то убогим канцелярским клеем) полностью стерлось из моей памяти. Помню только какие-то обрывки типа «иногда шепот на кухнях бывает громче треска репродукторов на площадях». Но самое главное в том, что мы всегда шли вдвоем – я и какая-нибудь девчонка. Было нам лет по семнадцать. Тогда двери всех подъездов в центре Москвы в ночное время были широко распахнуты. Мы заходили в каждый подъезд, пили портвейн, который всегда носили с собой, исступленно, как сумасшедшие целовались, потом неистово трахались на подоконнике, снова пили портвейн, потом наклеивали листовку и шли в следующий подъезд, где повторяли то же самое. Причем мы ничем не рисковали, потому что улицы были абсолютно пустынные и на горизонте не просматривалось ни одного человека – не говоря уже о ментах. Конечно, нас возбуждал адреналин, который вырабатывался в нас от ощущения «опасности».

Увы, такого чуда в моей жизни больше не повторится. Поэтому слезы как всегда, когда меня накрывает волной ностальгии, сейчас катятся из моих глаз ручьями. Потому что стоит убрать из ритуала, о котором я рассказал, хотя бы один компонент (листовки, девчонку, любовь, портвейн), то все мгновенно разрушится. Именно в совокупности всего перечисленного и кроется тайна пережитого мной восторга. Поверьте, более счастливых минут у меня в жизни не было и, само собой, не будет.

Блин, кто бы угостил нищего ветерана НБП отвязной девчонкой (желательно тоже нацболкой). А то совсем одичал без революции.

 

 

 

Понравилась запись? Поделитесь ей в социальных сетях: