письмо3

Игорь! Ты даже не можешь себе представить, как меня обрадовало твое письмо. О твоем отъезде я узнал из уст Достоевича, который очень неожиданно завалился ко мне вечером вместе с Леной Добровольской. Был он тих, спокоен, шампурами в стену не тыкал и вен себе и посторонним людям не разрезал. Пришли они с проводов Бронса-Евдокимова и были сим фактом сильно возбуждены. Жизнь в Москве спокойная, застойная, никакими выдающимися событиями не отражаемая. Разве что количество иностранцев резко возросло в сравнении с прошлым годом, но этот факт отраден разве что для Иры Труниной и Лизы Левиной. Последняя, кстати, тебя вспоминала и жалела, что ты уехал. А Ирочка Трунина с твоей подачи вышла на большую дорогу русской литературы и пьет каждый день с Игорем Холиным. По-моему, он ей сейчас заменяет Ги. Городецкий сдал экзамены и теперь, видимо, будет студентом Института стали. Его друг Штерман (ты его видел на дне рождения, такой толстый, высокий с бородой) получил доверенность на машину и, взяв с собой Городецкого, Масленникову и Добровольскую поехали кататься. На Можайском шоссе машину занесло и она перевернулась. Никто из них даже царапины не получил. Только Масленникова грудь ушибла, ну так ей и надо. Читать далее

письмо 1

6.10.73

С твоей стороны это просто неблагородно – не писать мне, представителю Арафата в Москве. Москва столица Российской федеративной социалистической империи. Москва – алкогольный центр божественной вселенной. Москва – это мост в прошлое и лестница в будущее. Москва, Москва, люблю тебя, как… Здесь каждый камень Ленина… И нельзя не гордиться!.. Спешу тебе сообщить, что главный человек в Москве – это Лёня Талочкин. Кроме своего основного занятия, как достопримечательности, он еще нечто созидающе-разрушающее. Он всех ссорит, он всех мирит. «Бразды правления и начальник отделения», – как пелось в старой юнкерско-кадетской песне. А вообще жить скучно – ни чумы, ни мороза, ни инвалида – нетути. Ощущение такое, точно собственная головушка замерла на пути с любимой груди на плаху. Какая тишь, какой покой и какая паутина на Святой Руси! И петухи не поют! И скоро дня не будет, хи-хи! Ни дня, ни покрышки-с! «Я теперь скупее стал в желаньях» (С.М.Буденный. XXI том, стр. 210). Читать далее

письмо2

31.12.73

Милый мой братик!

Последнее письмо к тебе в проклятом 1973 драконовом году. В 1974 году надо носить белое, розовое, и (ха-ха) красное. Диссидентские цвета (или дессидентские?). То, что ты не можешь выйти из запоя, пусть тебя не пугает. Из запоя не выходят. Из запоя выводит Талочкин. И пословицу ты неправильную выбрал. Надо: утром – в газете, вечером – в клозете. Что происходит в Москве? Все делают ставки. Во ведь какая сучья интуиция у Льна-долгунца! Почуял, зараза, что здесь подпольным путем можно большие официальные выгоды получить – на тебе. Я преклоняюсь перед этим. Я – щенок! Хотя я б на это не пошел – я иду другим путем – но как наебали Moskau! Читать далее