24 февраля

Вот ты уверен, что есть вещи, которые тебе никогда не будут доступны. Однако спустя какое-то время выясняется, что просто надо знать определенные места. Там ты получаешь все, причем абсолютно бесплатно и без всяких проблем и усилий.

Так рождается вера в такие «места», которые «надо знать».

Впоследствии вера формируется в некую «религию мест изобилия».

23 февраля

Я тут увидел классическую совковую хабалку и хамку. Хотя девушка еще молодая и родилась гораздо позже конца советской власти. В передаче «Пусть говорят» обсуждалась тема пластических операций. В качестве примера показали девушку Ирэн Феррари, которая увеличила себе грудь. И тут дали слово некой «молодой писательнице» Наталье Маркович. Она как открыла рот, так его не закрывала до конца передачи. Господи, какой обильный поток помоев лился из ее хавальника (другого слова не подберешь) на прекрасную девушку Ирэн. Особенно досталось ее роскошной груди, которую хабалка оскорбляла последними словами. Если бы мы жили в другой стране, то мгновенно бы нашелся толковый адвокат, который без малейших усилий отсудил бы у хабалки приличную сумму за оскорбление чести и достоинства. Я уж думал, что в обществе что-то изменилось, люди стали более терпимыми и доброжелательными друг к другу. Куда там. Хабалка Наталья Маркович убедительно доказала, что мы так и остались беспробудными, воинствующими совками. До чего же омерзительная особа. Ничего более тошнотворного в жизни не встречал.

В целом тот выпуск «Пусть говорят» оказался невероятно индикаторным. Затронули, например, тему смерти Анны Николь Смит. Дали высказаться некой «российской фотомодели» по фамилии Калинина (зовут, кажется, Алена). Она якобы тоже не раз снималась для обложки «Плейбоя». И вот она начала «осуждать» (чуть ли не «клеймить позором») Анну Николь Смит за «неправильный образ жизни». Мол, та «всерьез поверила в химеру американской мечты – и в результате погибла». «То ли дело я, – учила телезрителей жизни фотомодель совкового разлива. – Я с самого начала отнеслась к предложению сняться для обложки как к отличному шансу, чтобы меня заметили, после чего открыла собственный бизнес. И никакого алкоголя и наркотиков».

То есть совковая стерва «осуждает» женщину, которая реально вела тот образ жизни, который сама же и проповедовала.

Блин, только в современной России вот такие «деловые» сучки проповедуют одно (например, снимаются на обложках, призывая молодежь отдать всю себя гламуру), а поступают совсем по-другому (цинично делают бабки).

Господи, я всегда по-настоящему, лютой ненавистью не-на-ви-дел людей, которые «себе на уме». Конечно, сегодня невозможно ответить за каждый базар, такое современному человеку просто не под силу. Между тем, что ты делаешь, и твоей личной ответственностью всегда будет оставаться значительный буфер – так уж устроен наш жестокий мир. Но тогда хотя бы не осуждай тех, кто живет всерьез, на полную катушку, без оглядки на «собственный бизнес». А тем более своих товарищей по цеху.

Кто-то ставит смертельные эксперименты над собственной жизнью, телом, сжигает себя до тла, пускает все под откос во имя высокой идеи, а потом приходят совковые стервы, которые их осуждают «за наивность» и говорят, что они бы на месте Мерилин Монро не наркотики жрали и любовью занимались, а вкладывали бы деньги в нефтяной бизнес.

Как же я не-на-ви-жу, когда творческие, даже богемные, а тем более гламурные люди, которые не занимаются больше ничем кроме как прививают молодому поколению вкус к гламурной и свободной жизни, при каждом появлении в СМИ истошно вопят, что они вообще не знают, что такое наркотики, алкоголь последний раз пробовали лет десять назад, а сексом занимаются исключительно с проверенными партнерами, да и то каким-то там «безопасным» (блин, до сих пор так и не выяснил, что они имеют в виду).

Если максимально коротко определить, чем занимаются сегодня кремлевские «идеологи» («политтехнологи»), то я вам скажу, что они состязаются в доказательствах необходимости всеобщего рабства. Они убеждены, что десять процентов населения России (элита) должны быть рабами денег, а остальные девяносто процентов – рабами тех, у кого деньги. И больше они, поверьте, ничем не занимаются.

Истинные святые двадцать первого века – те, кто ставят эксперименты над самими собой, собственным телом, жизнью, судьбой не ради какой-то утилитарной цели, а исключительно ради самого эксперимента.

Те, кто меняют пол, делают пластические операции не из желания «кому-то понравиться», а по приказу откуда-то изнутри, подчиняясь внутреннему авангардистскому импульсу, зову авангарда, вечной весны.

Сегодня невозможно быть по-настоящему радикальным в традиционных искусствах – музыке, дизайне, литературе. Там осталась одна вульгарная коммерция, этакие разновидности кулинарии – чем удивить и ублажить гурмана.

Самое актуальное и жестокое искусство сегодня – смена пола и радикальные пластические операции.

Там и надо искать подлинную святость и мученичество.

Трагедия России двадцать первого века – во взгляде на вопрос, как жить дальше? С привычными и полюбившимися традиционными ценностями или как весь цивилизованный мир?

Обе концепции настолько «из разных опер», что между ними нет и не может быть ни одной точки соприкосновения.

Что самое драматичное – обе стороны абсолютно правы, и в их споре, банально выражаясь, вообще невозможно определить победителя, а тем более «истину». Быть или не быть? Лить слезы умиления, предаваясь воспоминаниям, или смириться перед неизбежной неумолимостью всепожирающего глобализма?

Думаю, глубоко ошибутся те, кто поспешат встать на ту или иную сторону. Не торопитесь.

А лучше вообще не вставайте ни на чью сторону – просто осознайте сам предмет дискуссии и постарайтесь понять, что отныне «самым умным» придется жить «между двух огней», всей душой и естеством своим поняв и вобрав в себя суть обеих тенденций.

22 февраля

Блин, почему ни один русский правитель ни разу не задумался о том, чтобы перенести столицу России куда-нибудь ближе к югу? Например, в район Туапсе или на худой конец Краснодара?

А уж выбрать Ростов-на-Дону сам Бог велел – в его пользу буквально кричат все геополитические факторы. Хотя там, конечно, тоже не всегда вечная весна.

Вообще холодная погода – самое отстойное и немодное из всего самого немодного и отстойного. Потому что в моде во все времена была и будет только вечная весна, цветущая молодость и все, что с ними связано.

К тому же ни в одной цивилизованной стране нет таких холодов, как в России. Поэтому если мы хотим стать цивилизованной страной, нам для начала необходимо как минимум поменять климат на более цивилизованный.

Если бы столица России была бы южнее, сколько бы мы сэкономили на углеводородах – сначала на угле, а сейчас на нефти и газе.

А каким пышным цветом расцвела бы русская культура, избавленная от комплекса неполноценности, которым она всегда страдала из-за холодного климата. Неспроста все русские авторы предпочитали творить в каких-нибудь теплых широтах, где они набирались вдохновения и создавали свои лучшие шедевры.

А разве не преступление, когда самые красивые в мире девчонки вынуждены в зимние холода прятать свои прелести под сорока одежками.

Была бы власть умнее и дальновиднее, она бы в качестве самого главного национального проекта поставила задачу изменить климат, максимально приблизив его к средиземноморскому. Причем любой ценой. Достаточно выяснить, какие факторы ведут к глобальному потеплению, и с помощью новейших научных достижений придать им ускорение. Тогда никакие «пособия» не понадобятся – все будет плодоносить круглый год и само падать в рот.