15 декабря

Разогнав очередной Марш несогласных, власть выбрала единственно спасительный для себя алгоритм.

Глупее некуда – упрекать Кремль «в отсутствии мозгов». Не обольщайтесь – за его стенами сидят вполне вменяемые «идеальные менеджеры», которые прекрасно понимают, что другого выхода у них нет.

Прежде всего потому, что в условиях кризиса все больше дорогих россиян готовы откликнуться на призывы к более свободной, а главное – справедливой жизни. Неважно, кто и что подразумевает под свободой и справедливостью и какие тайные цели преследует.

Тем более, что в России планка демократизации, после преодоления которой все рушится как карточный домик, испокон веков была и остается на запредельно низкой высоте.

Стоит властям показать слабость и нерешительность – как население просыпается в другой стране.

Если сегодня «разрешить» гнилой интеллигенции пусть даже не выходить с Маршем несогласных на Триумфальную, а всего лишь собираться по вечерам у памятника Маяковскому, чтобы «читать стихи», то через неделю две трети московских поэтов начнут километрами строчить антикремлевские поэмы.

А еще через две недели в столицу придется вводить танки.

Ни одна территория в мире так вечно, неистово и мучительно не беременна революцией, как Россия.

И только усердие урядников и держиморд, отправляющих активных и несогласных на принудительные аборты, предотвращает нормальные роды.

Недаром же в свое время спустили на тормозах даже такую невинную забаву как косыгинская реформа. Не в меру ретивый дядька из Политбюро, руководствуясь благими намерениями, всего лишь предлагал перейти на хозрасчет, чтобы слегка повысить эффективность функционирования совка. Когда спустя полтора десятилетия его идеи стали претворять в жизнь – тут как тут появились кооперативы, которые тут же ликвидировал, положил в гроб и закопал на кладбище истории колосс под названием советская экономика.

Заметим, что никакой альтернативной экономики так толком и не придумали.

Неспроста как только дешевеет нефть, по Кремлю начинает разгуливать призрак Чехословакии 1968 года или польской «Солидарности». В темные декабрьские вечера он наводит ужас на выходящую из помпезных подъездов номенклатуру.

В создавшемся хрупком равновесии идеальные менеджеры «сильнее» только потому, что на их стороне административный ресурс.

Мы должны благословлять власть, которая своими штыками, тюрьмами и телеканалами защищает нас от ярости народной.

Круг зомбированных главной кремлевской мантрой все еще невероятно широк.

Однако я слышал, что в Москве орнитологи зафиксировали появление горьковских буревестников.

Казалось бы, откуда взяться вольнолюбивым птахам в сухопутном порту пяти морей с его зенитно-ракетно-ядерными поясами. Очевидно, некий инстинкт с какой-то неведомой нам целью все-таки заставил их повторить подвиг Матиаса Руста.

Что бы сегодня ни делала власть, любой ее поступок – от перекройки конституции до милицейских песен и плясок на Триумфальной свидетельствует о том, что ее интеллектуальный потенциал иссяк. Все аргументы исчерпаны. Остались только штыки, тюрьмы и телевизоры, которые отныне Кремлю придется пускать в ход все чаще, жестче и решительнее.

Карнавальные «гуманисты» сбросили маски. В нарциссическом космосе нет смысла выдавать себя за радетелей о благе народном. Каждый за себя.

Мы не можем ждать милостей от народа. Взять их у него – наша задача.

Вот почему для оппозиции уже не имеет никакого полового значения, сколько человек выйдут на площадь следующий раз – десять или двести. Дело не в количестве, а в вечном идеале русской интеллигенции – перманентной Сенатской.

На самом деле кризис подарил оппозиции воистину звездные часы и невероятно счастливый шанс – даже несмотря на то, что и власть, и оппозиция используют набившие оскомину технологии прошлого и позапрошлого века.

Одни выбрали в качестве Верховного Фетиша химеру стабильности. Другие с тем же упорством, как и при царе Горохе, продолжают раскачивать лодку.

Видимо, новые технологии не рождаются из-за того, что и та, и другая сторона не чувствуют будущего, не верят, что оно когда-нибудь наступит и вообще возможно.

Но даже при пещерных технологиях время сегодня работает на оппозицию.

Собственно, оппозиция может вообще ничего не делать – за нее всю работу выполнит кризис.

Как говорил великий комик Филиппов в известном советском фильме, финансовое положение нашего цирка спасут только вечера клоунады.

Поэтому больше оптимизма и креатива, друзья.

Было бы куда смешнее, если бы ни один представитель оппозиции вообще никуда бы не пришел. Тогда путиноидам с фаерами на Триумфальной оставалось бы только подрочить с крыши –д  как в свое время Бренер с вышки бассейна «Москва», на напряженно скучающий полк ОМОНа.

И тем самым занять почетное место в хрестоматии экстремального концептуализма.

 

Понравилась запись? Поделитесь ей в социальных сетях: