Архив рубрики: Дневник за 2008 год

31 декабря

Поздравляю трех своих главных муз с наступающим Новым годом.

Одной желаю бесконечной взаимной любви, материального и духовного комфорта, интеллектуальной праздности и как следствие – нового прорыва в познании того, что Она дерзает постигнуть.

Второй собственно и желать нечего. Пусть все продолжается так, как есть. Ну типа гармонии и симфонии, которые обречены сопутствовать Ее жизни вечно.

Третьей желаю не судить о людях слишком строго, а тем более о размышляющих эгоцентриках, то есть зацикленных на самих себе экземплярах. А дальше – того же, чего и всем. Гармонии с самой собой и внешним миром. А всего остального у Нее и без того в избытке.

Всем троим – хранить верность Своим Божественным основам и началам и оставаться достойными их.

Да пребудет со Всеми Вами Благодать Нашего Вечно Светоносного Пространства и Времени.

Всем Людям Свободы – типа пролегоменов. Крайне деликатно и под сурдинку.

Я мечтаю, чтобы в наступающе-наступившем году с лица земли исчезло все то, что не имеет никакого морального права на существование.

Искренне, от всей от души желаю, чтобы Господь Бог, в Которого я несмотря ни на какие искушения продолжаю бесконечно верить, испепелил бы каждую молекулу, каждый атом, который участвует в создании несправедливых и противных природе человеческой структур.

Аминь.

 

30 декабря

есть такая профессия
портить близким праздники
моя супруга
виртуозна в ней не меньше
чем Путин
колдующий над своими
идеальными менеджментами

В иные времена уместнее промолчать, чем «подводить итоги года».

Типа ты знаешь, что приговорен, и сразу после новогодних каникул тебя грохнут или замочат. И вместо того, чтобы перевести мышление на рельсы, ведущие в запредельные измерения, начинаешь размышлять, был ли уходящий год для тебя удачным или не слишком.

Впрочем, как провести последнее отпущенное тебе время, каждый решает самостоятельно. В том числе и мы – Последние Люди Свободы, которые вообще неподсудны в безумии своих прихотей и страстей.

Если серьезно, то уходящий год лично для меня не преподнес ни одной неожиданности. Все происходило именно так, как и предсказала великий астролог Елена Сулима. А если Она что-то говорит, то я всегда готов.

В идеале каждый здоровый и вменяемый человек, если его психика не обезображена разлагающими ее изнутри комплексами, оценивает успешность или бессмысленность очередного прожитого отрезка времени двумя показателями – количеством партнеров, с которыми он переспал, и количеством денег, упавшими на его банковскую карточку.

Все остальное – вторично, а потому нерепрезентативно в смысле имиджа.

Причем чем глубже мы увязаем в нашей меркантильной эпохе, тем сильнее первый показатель зависит от второго.

К сожалению, в уходящем году мне так и не удалось выполнить свою норму по обеим позициям.

Хотя что считать нормой.

Пережил одну запредельную влюбленность. В девушку на букву А.

Одно серьезное увлечение – девчонкой на букву И.

Попутно затащил в постель еще девчонок шесть – причем разных национальностей, что вдохновляет и дарит дальнейшие надежды.

Что касается денег, то с ними на сегодня – полный облом.

Потому и провожаю год в самом ненавистном мне варианте – «в кругу семьи», блин.

Пойду еще слегка провожу и продолжу.

Где-то я читал, что кроме любви и вообще плотских утех «человек мыслящий» обязан участвовать еще и в «материальном производстве».

Типа слова поэта есть его дела.

«Дела» уходящего года вместились в жадную, зверскую работу в «Московском корреспонденте» и его триумфальном закрытии.

Мне повезло. Я по жизни как-то умудрился избежать того, что принято называть позором и унижением.

Тем не менее я считаю своим личным позором факт второго открытия «Москора», а конкретно то, во что превратили издание, в которое я вложил изрядную часть собственной бессмертной и драгоценной души.

Причем я ни в чем не обвиняю коллектив редакции. Со времен первого «Москора» он в профессиональном отношении оставался вполне мощным и пригодным для выполнения самых крутых задач. Да еще подкатили новые кадры, о которых я могу сказать только то, что в мои бы их руки. Мы бы горы своротили.

Впрочем после драки кулаками не машут.

Самое смешное, что никто из сотрудников и руководства газеты так до сих пор и не понял, что закрыли лавочку не из-за какого-то там на хуй кризиса – деньги у инвестора никуда не делись, да и кризиса тогда еще не было. А по причине полной бездарности и несостоятельности руководства «второго «Москора».

Так и пребывают в блаженном неведении и заблуждении.

Еб вашу мать, журналистами надо руководить, ставить перед ними задачи, натаскивать их как овчарок на самое актуальное и после того, как они принесли жареное-пареное, посылать их за новыми сенсациями, а самому лично садиться и делать из их полуфабрикатов конфетку.

А новый «менеджмент» «Москора» подумал, что нашел тихую заводь, где можно спокойно перекайфовать любой кризис.

И до чего мне сука обидно стало.

Зато я поразмыслил и на досуге подумал и придумал концепцию охуительного, опиздинительного, сенсационного СМИ, которое убойно проканает, сработает и привлечет без преувеличения всеобщее внимание во время любого кризиса.

Дело за инвестором, который захочет получить более чем недорогую, а главное – в принципе самоокупаемую игрушку.

Так, пошел дальше отмечать наступление уходящего или как там еще.

Перерыв не дольше часа.

 

28 декабря

Будьте снисходительны к человеческим слабостям. Вспомните, как падали бомбы, и те, на кого они падали, думали, что пришел полный пиздец. На самом деле они ни о чем не думали, а только инстинктивно молились – кто как, потому что 99,9 процентов населения земного шара толком не знает ни одной молитвы.

Когда артиллерийский огонь разносил окопы у Фоссальты, он лежал плашмя и, обливаясь потом, молился: «Иисусе, выведи меня отсюда, прошу Тебя, Иисусе. Спаси, спаси, спаси меня. Сделай, чтобы меня не убили, и я буду жить, как Ты велишь. Я верю в Тебя, я всем буду говорить, что только в Тебя одного нужно верить. Спаси, спаси меня, Иисусе». Огонь передвинулся дальше по линии. Мы стали исправлять окоп, а наутро взошло солнце, и день был жаркий, и тихий, и радостный, и спокойный. На следующий вечер, вернувшись в Местре, он не сказал ни слова об Иисусе той девушке, с которой ушел наверх в Villa Rosa. И никому никогда не говорил.

Проблема помилования Буданова заострила и обнажила радикальную непримиримость и несовместимость православного и мусульманского мировоззрений.

В ней как в фокусе сошлись все метафизические противоречия «российского космоса».

Православие – заведомое, граничащее со «слабоумием» всепрощение.

Ислам – жесткая, жестокая, не знающая послаблений и оправданий неотвратимая расплата.

Если точек соприкосновения нет, и обе стороны говорят на принципиально разных метафизических языках, то любые дискуссии бессмысленны.

Получается, что одни имеют моральное и метафизическое право прощать и миловать.

А другие на тех же основаниях – осуждать и карать.

Получается, что в России сегодня фактически действуют два взаимоисключающих законодательства.