эпохальное

На заре советской власти большевики поставили вопрос о борьбе двух идеологий. С несогласными поступали вполне по-игиловски. Так что сегодняшний разгул ИГ – детский сад по сравнению с красным террором. Сталин еще больше абсурдизировал ситуацию и довел гонения на отступников до запредельного максимума – при нем количество врагов народа находилось в прямой зависимости от количества вакантных рабочих мест на стройках народного хозяйства. Хрущев резко убавил накал, лукаво придав противостоянию привкус романтики – мол, вы там разлагаетесь, а мы с энтузиазмом покоряем целину. Брежнев со своей отупевшей и зажравшейся геронтологической бюрократией вообще свел жизненно важную для России и СССР проблему к набору формальных ритуалов. Типа отдали на линейке пионерский салют, подняли флаг – и для подтверждения лояльности более чем достаточно.

Давайте все-таки не забывать, что ИГ и Россия во многом единосущны и исторически повязаны кровью многих убитых жертв. Ведь ИГ сегодня абсолютно идентична России времен красного террора.

Суть моего сбивчивого послания в том, что во все упомянутые периоды истории России население огромной страны в своем подавляющем большинстве (за исключением горстки интеллектуалов) вообще не понимали смысла и подоплеки происходящего. Никто ни сам для себя индивидуально, ни общество в целом не были в состоянии объяснить, за что его лично и весь народ обрекли на адские мучения.

Почему ни в 30-е годы, ни раньше не нашлось ни одного умного идеолога, пастыря доброго, который бы открыл народу глаза на истинную подоплеку происходящего в стране именно с точки зрения мирового контекста. Никто так и не растолковал миллионам, томящимся за колючими проволоками, в чем смысл их трагического существования, ради чего они обездолены, унижены, оторваны от семей, голодают, а главное – обречены работать на износ и бесплатно по 16 часов в сутки.

Господи, если бы люди получили внятный ответ на основной и самый мучительный для каждого из них вопрос, убедительное и аргументированное объяснение, почему они оказались в таком положении, то не нужно было бы ни чекистского произвола, ни всяких там троек с их приговорами, ни вообще насилия. Если бы народ реально узнал всю правду, то сам, добровольно построился бы в колонны и отправился на великие стройки социализма.

Что-то подобное произошло в начале Великой Войны. Но потом как всегда все забюрократизировали и зацензурировали.

С высоты сегодняшней эпохи все-таки кажется, что в то время даже идеологи советской социалистической системы сами не понимали сути проблемы. Они, вне всякого сомнения, действовали чисто интуитивно, руководствуясь каким-то шестым платоновским чувством – потому что именно Платонов точнее всех описал метафизическую природу классового инстинкта, который возбуждал массы.

Пожалуй, запрет на Платонова стал самой непростительной ошибкой большевиков. Потому что именно он мог бы выступить в роли истолкователя и идеолога мессианского предназначения СССР. Представляю, какой всенародный порыв вызвали бы его обращения к населению. Какой мощи энергия пробудилась бы и заработала.

Видимо, тут негативную роль сыграла амбизиозность Сталина, который в силу своих чисто человеческих качеств не мог смириться с существованием конкурента – то есть философа, который бы формулировал его поступки на языке метафор и метафизики.

А между тем именно Платонов был единственным, кто смог бы переводить директивы Кремля на по сути единственный язык, понятный народным массам.

Можно строить множество гипотез, почему руководство СССР не считало нужным внятно и конкретно объяснять народу тайный, скрытый, то есть истинный смысл происходящего. Возможно, оно считало необходимым создать в стране культ растерянности, неопределенности, страха Божьего, смятения и желания искать ответы за пределами возможного. И тем самым воспитать нового человека – который не был бы так катастрофически привязан к земным соблазнам. Кто знает.

Как бы там ни было, но только сейчас, в наше время понемногу, постепенно стала приоткрывается завеса над едва ли не главной тайной существования России-СССР. Слава Богу и народ, и интеллектуалы, и кремлевские идеологи с течением времени стали умнее. Мы все наконец обрели широту взгляда, позволившую нам увидеть всю глубину Великого Противостояния России и окружающего мира. Причем с каждым годом пропасть и острота противоречий только увеличиваются. При большевиках и позже – при развитом социализме мы были свидетелями самого начала – первых симптомов и сигналов. А самое главное обнаруживается и всплывает на поверхность только сейчас. Кто-то в свое время сказал, что по мере продвижения к коммунизму классовая борьба обостряется все сильнее. Мы смеялись над глупыми прислужниками диктатора – до тех пор, пока не стало видно далеко вокруг. Оказалось, что все было сформулировано по сути правильно и гениально, но не до конца. Что им стоило сказать предельно точно. По мере реализации Россией своей сакральной миссии борьба между носителями национальной идеи и русофобами будет принимать все более изощренные формы.

Какую тактику избрали русофобы? Помните слова Христа? Поражу пастыря – и рассеются овцы. То-то и оно.

Представляете, какая ответственность лежит на нашем поколении.

А тут еще откуда ни возьмись ИГ – с его большевистским террором. Нам повезло заглянуть в зеркало, в котором видна часть новейшей истории России. Круг замкнулся?

Какой соблазн заключить с ИГ военный союз против всего разложившегося западного мира. Шучу, конечно.

К счастью, высшие силы и сегодняшнее руководство страны избавили нас от необходимости приносить себя в жертву во имя противостояния с источником мирового зла. Предыдущие поколения своим непосильным трудом и нечеловеческими мучениями, накопив материальные ресурсы, обеспечили нам комфортное существование – правда, с той степенью аскетизма, которую обязан установить для себя каждый русский интеллигент. Мы способны сражаться и без перехода на мобилизационную экономику, без сверхчеловеческих затрат нервов и сил. Нам нет необходимости организовываться в трудовые армии.

И уже только поэтому все предыдущие жертвы во имя Великой Русской Идеи были не напрасны.

Но все равно – в первую очередь сегодня как воздух нужен современный Платонов. Аргументы, лежащие в параметрах сухой формальной логики, вот-вот себя исчерпают. В один прекрасный день возникнет острая необходимость наконец начать говорить правду – ту, которая способна пролить свет на действия власти. А есть ли идеологи, которые ее сформулируют? Что-то я сомневаюсь. Мамлеев, когда только под занавес жизни все наконец понял, уже успел крепко состариться и обессилеть. Проханов? Он слишком далек от метафизики, основательно зазомбирован советской бюрократией, и поэтому не так искусно владеет аргументацией сегодняшнего дня. Пелевин? Сорокин? Но они изрядно инфицированы русофобией и тоже никакие не метафизики, а скорее евтушенкствующие пижоны. Лимонов? Устал от бесконечной войны с ветряными мельницами советского прошлого.  У него нет новаторских предложений для реализации его же масштабного проекта Россия все – остальное ничто в условиях, когда все против всех. Гениального Дугина вообще замучили недоверием, непониманием, куда-то отодвинули. В результате все силы его души ушли не на разговор с народом, а на борьбу за место при власти.

Неужели нет настоящего Платонова? Должен же где-то в конце концов отыскаться.

Пожалуй, дальше можно не продолжать. Я счел своим долгом предупредить, а кому надо, те поняли.

Понравилась запись? Поделитесь ей в социальных сетях: