Сегодня в метро напротив сидела миловидная девушка лет семнадцати – вся с ног до головы в татуировках. От шеи до подошв – ни одного живого места. Поскольку лето и девушка все про себя  понимает, то она была максимально обнажена – мини-шортики и топик. Я человек деликатный и даже застенчивый, поэтому всячески старался не пялиться. Хотя ужасно хотелось все рассмотреть. Тем не менее, всячески маскируясь, все увидел. Вполне грамотная композиция на готическую тему. Орнамент из черепов, скелетов, крестов, флоры нижнего мира и все такое. Не девушка, а произведение искусства. Если бы я был молодой, свободный и сказочно богатый, я бы ее купил. Разумеется, исключительно как произведение искусства – не поймите чего плохого. Поместил бы в свою коллекцию изящных артефактов.

Девушка (на то она и девушка) спровоцировала меня на разные размышления – в первую очередь, конечно, на тему искусства. Я подумал, что вот сегодня художнику все труднее, а если честно, то просто нереально чем-то удивить публику – особенно такую искушенную как я. Все меньше того, что привлекает внимание и вызывает интерес. Тем не менее девушка же привлекла внимание и вызвала интерес. Причем именно как произведение искусства. Получается, что искусство ще не вмерло, не сгинело – просто приняло другие формы и форматы.

Я все больше прихожу к выводу, что современное искусство надо рассматривать как отдельную и самостоятельно существующую субстанцию, как нечто целое, что не имеет никакого отношения к своим частным проявлениям. Типа как Россию. Каждая часть – ужас, ад, а в целом – рай, Божьи чертоги. В искусстве то же самое. Искусство как идея – прекрасно и волшебно. Но если посмотреть на отдельные произведения, на то, что творят художники, то просто хоть святых выноси, как говорится. Сплошное убожество и импотенция.

Просто с искусством произошла метафизическая метаморфоза – количество переросло в качество. Искусство вырвалось из-под контроля своих создателей, почувствовало себя самодостаточной субстанцией и стало существовать само по себе – по принципу постоянно расширяющейся вселенной. А, как следует из математики мысли, бесконечное расширение влечет за собой снижение контроля за происходящим со стороны объективного начала и как следствие – полный произвол со стороны многочисленных субъектов. Так и искусство на наших глазах превратилось в полный хаос – беспорядочное нагромождение чего угодно, конгломерат бесчисленных капризов, прихотей и иллюзий.

Современное искусство, расширившись до бесконечности, вобрало, втянуло и вовлекло в себя все на свете – ну просто все-все-все, что существует в реальности. И отныне никому не дано понять, где кончается «жизнь» и начинается «искусство». Не иначе как в свое время советские идеологи что-то чувствовали – ведь их мечта о том, что искусство обязано в первую очередь отражать и изображать социалистическую повседневность, сбылась на триста и больше процентов.

В такой ситуации роль художника сводится к минимуму – если не к нулю. А что вы хотели? Если каждый получил право называться художником, то возникла потребность в некоем регуляторе, который бы разобрался с разбушевавшейся разношерстной толпой амбициозных самозванцев. Вполне закономерно, что сегодня художник как творец исчез, растворившись в круговороте себе подобных. И его место занял куратор, который наделил себя волей и миссией всматриваться в бездну, выхватывать из нее взглядом неких привлекательных особей, подзывать их пальчиком и осчастливливать разными благами.

Понятно, что куратор, ощущая себя представителем ХХI века, оценивает то, что раньше называлось «искусством», исключительно с точки зрения коммерческой выгоды. У него в голове присутствует один-единственный критерий. Можно ли продать и за сколько. И тут вступает в силу эффект размножения хаоса и всеобщего бардака. Один произвол рождает другой. На смену жалким претензиям художника на «самостоятельность» приходит жесточайшая диктатура куратора. Мол, будете хавать, не то, что вам «нравится», а то, что выберу я.

Я к тому, что если бы был куратором, то мгновенно, не раздумывая купил бы сегодняшнюю девушку в вытатуированном готическом прикиде. Само собой исключительно как произведение современного искусства.

Блин. Из моего текста следует, что я бы приобрел девушку для перепродажи (сам же наделил кураторов таким жизненным принципом). Ну не знаю. Если честно, то, может, и для перепродажи. А то с деньгами прямо скажем не густо.

Понравилась запись? Поделитесь ей в социальных сетях: