21 октября

Причина сегодняшней реставрации совка – в «амбивалентности», то есть, называя вещи своими именами, гнилости нашей интеллигенции.
Один и тот же либерал и обличает совок в газетных колонках, и открывает ресторан «Петрович» – целый гимн совку, круче михалковского.

У России был крохотный шанс – в 1993 году, когда раздолбали из танков не оплот, но символ совковщины – Белый дом. Когда он горел, лучшие люди ликовали – раздавили гадину.

Оказалось, что никого не раздавили – началась рефлексия всепрощения, которая привела к тому, что мы имеем сейчас.

Россия – вечный совок, потому что русские – самый ностальгирующий народ. Никто в мире так неистово, до истерики не ностальгирует. Весь мир целеустремленно ориентирован на будущее. И только в основе русской умственной лени – шизофреническая ориентация на прошлое.
Россия больна патологической боязнью будущего.

Народ – Бог с ним. Он и есть народ, плебс. Но – элита, аристократия, интеллигенция, интеллектуалы.

Жизни двух-трех поколений потратили, чтобы раздавить гадину. Но когда замаячила перспектива свободы, испугались и сдулись. Нашли себе достойное занятие – реставрировать старые песни о главном.

На двух стульях не усидишь. Приходится чем-то жертвовать. Даже если в совке был хороший балет и классная детская мультипликация, продвинутый интеллектуал просто обязан внушать народу, что при советской власти ничего кроме говна не было.

Интеллектуалы, научитесь наступать на горло собственной песне. Перестаньте быть овощами. Определитесь с мировоззрением и вообще с «принципами». Займите наконец место по какую-нибудь сторону баррикад. Излечите несчастный народ от страха перед будущим, начав, конечно же, с себя. Забудьте о совке и ныне и присно и во веки веков.

Решитесь на главное – похороните в себе прошлое. Заройте труп совка в землю и больше никогда в жизни не рассказывайте о нем никому, а особенно детям. Не разрешайте им смотреть совковые мультяшки и слушать совковые песни. Не вспоминайте при молодом поколении, ни даже в собственных мыслях, «как мы хорошо жили», а тем более – какая у нас была высокая и гуманная, блин, культура.

Не посещайте «ностальгических» мест. Не читайте совковых книг. Не смотрите совковых фильмов. Не балдейте под старые песни о главном. Не прикасайтесь ко всему, что отравлено совком, что содержит его дух или привкус.

Убейте в себе совка.

Антисоветизм должен стать последним писком моды и апофеозом продвинутости.

И тогда начнется цепная реакция, и у России появится шанс.

Вы не заметили, как наш город покинул порок?

Последние недели я его неистово искал – и не нашел. Не потому, что я такой мудак, а потому что его в Москве больше нет, он исчез.

Его вытеснили деньги – субстанция, как оказалось, неисчерпаемая в смысле философского осмысления.

До сих пор нам внушали, что деньги и порок – близнецы-братья. Что там, где деньги, автоматически присутствует порок.

Оказалось, что все с точностью до наоборот.

Я встречался с людьми, которые всего какой-нибудь год назад были абсолютным, стопроцентным, классическим олицетворением и воплощением порока.

Сегодня их можно спокойно причислять к лику святых. Самое большее, на что они способны – за приличные деньги изображать, имитировать порок.

Но такое насквозь порочное существо, как я, принципиально не устраивает имитация. Даже если у меня иногда появляются лишние деньги.

Конечно, потрахаться в столице проще простого. Да хоть снять путану. Я знаю места, где вообще можно почти даром снять классных девок. Но путана – существо, исключенное из контекста порока. Она бизнесвумен. Для нее секс – бизнес. Какая тут романтика порока.

И вообще что может быть абсурднее и несовместимее, чем порок за деньги. За деньги может быть только физиология. А порок – сфера метафизики.

Я сделал для себя нешуточное открытие. Деньги уничтожают порок – как уничтожают все, в чем присутствует хотя бы молекула эмоционального, романтического начала.

Мои бывшие порочные девчонки популярно объясняли, что открыли свой маленький бизнес – каждая свой, поэтому ни о каком пороке им сейчас думать некогда. Конечно, они не против встретиться и все такое, но только чтобы все произошло как можно быстрее, потому что им некогда, их ждут неотложные повседневные хлопоты. Они стали гламурными.

А я не хочу быстро. Порок предполагает протяженность во времени, всякие там нюансы. Главная отличительная черта порока – смакование, гурманство, блин. Какое на хуй гурманство, когда хотят «как можно быстрее».

Пройдитесь по самым «порочным» тусовкам. Повсюду сплошная имитация. Все куражатся, изображают из себя отвязных развратников. Особенно обожают имитировать еблю, не снимая с себя одежду. Двое пристраиваются на столе и под музыку изображают «совокупление», а вся тусовка их окружает, визжа от восторга и бурно аплодируя. Но как только доходит до «дела», все мгновенно линяют. Рассаживаются по иномаркам – и по делам.

Очевидно, что деньги несут с собой святость и соответственно новый тип святого – человека гламурного.

На месте РПЦ я бы в первую очередь причислил к лику святых Ксюшу Собчак. Вот уж кто самая настоящая непорочная дева, хотя, казалось бы, проповедует совсем противоположное. Люди из ее окружения уверяют, что она вообще трахается раз в год по расписанию, и у нее нет постоянного бойфренда.

Не знаю. Но верю. Потому что знаю немало таких Ксюш – более мелкого масштаба.

Увы, гламур стерилен и импотентен, потому что вне пола.

Настя Приходько с Меладзе – the best.

Костя Меладзе хоть и разговаривает с ангелами, но те его периодически наебывают. Иначе чем объяснить чередования космических озарений с серыми дырами.

Песня для Приходько – из явных неудач. Но сама Приходько обеспечила себе место Пугачихи. Она просто супер, потому что может все.

Зато такие вещи как «чем выше любовь, тем ниже поцелуи» рождаются только в результате разговоров с ангелами.

Вообще все с каждым днем все круче, профессиональнее, а значит –элитарнее. В смысле борьбы с художественной самодеятельностью, к которой мы так привыкли.

Понравилась запись? Поделитесь ей в социальных сетях: