15 декабря

Случайно наткнулся на интервью Гарика Осипова газете «Завтра». Если честно, то вообще не понял, что Гарик хотел сказать. Зато от души порадовался за своего друга, у которого есть счастливая возможность сесть с кем-то за стол, взять бутылку и в течение нескольких часов нести всякую милую интеллектуальную ахинею.

У меня, к сожалению, такой возможности нет. Так получилось, то я собственноручно загнал себя в аскезу – целиком и полностью, без остатка посвятив себя Делу. Я работаю 16 часов в сутки, и у меня не остается ни минуты, чтобы о чем-то «поразмышлять». Что поделаешь, если другого способа заработать свои «две штуки» на содержание семьи у меня нет.

С другой стороны, ситуация, при которой лучшие люди России, чтобы выжить, вынуждены становится трудоголиками, на наших глазах формирует новый тип праведника – «человека стерильного», избавляет интеллектуалов от искушения праздномыслием, словоблудием и пустословием. Я наконец понял метафизическое предназначение современной эпохи – с помощью труда, Дела окончательно добить в человеке совка, то есть внутреннего бездельника и тунеядца, который разлагает личность изнутри. Потому что совок подразумевает трату рабочего времени на решение кроссвордов – самой карикатурной из всех форм «досуга».

Главный отличительный признак совка – зависть к тунеядцам, помноженная на мечту оказаться на их месте, перманентное желание сачкануть, увильнуть от работы, устроить себе перекур, «досуг». Блин, недаром при совке партия и правительство уделяли «досугу» явно гипертрофированное внимание.

Поэтому сейчас, если я вижу кого-то, у кого в режиме дня остается хотя бы минута, чтобы заняться чем-то кроме Дела (например, попить кофе или залезть в интернет, чтобы с кем-то попереписываться, «обменяться идеями»), то отношусь к нему как к безнадежному совку. Такие откровенно несовременные люди вызывают у меня что-то вроде брезгливости.

Сегодня, когда ноосфера спрессовалась до размеров макового зерна, а любая «идея» превратилась в пародию на саму себя и обесценилась, сам процесс «мышления» выглядит как верх дурного тона, а уж если кто-то выставляет его напоказ, кичится им, демонстрирует, какой он «интеллектуал», то хочется уйти, чтобы не стошнило.

Я даже бросил пить и общаться с «гениями», потому что аскетический образ жизни не оставляет шансов на любое проявление праздности. Только работа и сон. Даже теоретически не могу себе представить, что «читаю книгу» или сижу с кем-то за столом, бражничаю и занимаюсь словоблудием. Скорее всего я бы уже не смог найти с «бездельниками» общий язык.

Собственно, такое самоистязание и называется очищением, за которым в свою очередь неизбежно следует просветление – в идеале как полное исчезновение «не утилитарных», «непроизводственных» мыслей – вообще всего, что непосредственно не связано с Делом. Так что да здравствует инфляция, которая вынуждает работать все интенсивнее, выгоняя из души все «шлаки» и тем самым «перековывая» интеллектуала, приближая его к метафизической стерильности, то есть Абсолютному Здоровью.

Предвидя вопрос, как я отношусь к возникшему на наших глазах многочисленному сообществу жрецов и жриц гламура, которые, с точки зрения непосвященных, ведут «праздный» образ жизни, отвечаю, что погружение в гламур и жизнь по его законам и канонам – изнурительнейшая, адская работа. Если начать ее выполнять, то ни на что другое уже не останется время. Гламур отнимает двадцать четыре часа в сутки. Поэтому труженикам гламура, как и всем настоящим пролетариям, некогда «читать книги», а тем более «размышлять».

Конечно, речь не идет о миллионах смазливых барышень, которые днем бездельничают в офисах перед мониторами, убивая время на многочасовую переписку по аське и отслеживание «модных тенденций», а вечером отправляются в клуб, чтобы общаться с себе подобными. Они-то как раз и есть совки новейшей разновидности – в первую очередь потому, что гламур для них – не работа, а «досуг». Их участь – топка.

Вообще наличие времени для «чтения книг», «просмотра кинофильмов», «слушания музыки», посещение театров, концертов и прочих «культурных мероприятий», вообще для «досуга» – и есть тот водораздел, который сегодня отделяет плебеев (совков) от патрициев.

Для спасения сейчас совершенно не важен вид деятельности. Хоть кирпичи с места на место перетаскивай. Хоть газету выпускай, как я. Хоть точечной застройкой занимайся. Хоть революцию делай. Хоть мускулы качай в спортзале – лишь бы круглосуточно. Лишь бы с полной самоотдачей. Лишь бы не оставалось времени (и места в мозгах) на праздномыслие и словоблудие.

Понравилась запись? Поделитесь ей в социальных сетях: